Аляска понять
 

Записки о второй попытке восхождения

на гору Мак-Кинли зимой 2002-2003 с севера.

 

Редкие снежинки отламывались от серого, низкого неба и тихо ложились на крылья, фюзеляж самолета, выгруженные вещи, на плечи, головы и спины людей.

Солнца не было. Из облаков, которые повисли над горами, исходил мягкий,   прямо в душу льющийся свет. Казалось, что и озеро, и  виднеющиеся вдали горы и идущие путники парят как в фата-моргане, такое иногда видится во сне, особенно в детстве, когда грань реальности и воображения почти не различима. И  вся эта нереальность реальной картины отпечаталась в памяти, где-то  в самой её глубине, рядом с другими яркими  маячками жизни.   

           Четыре года, которые пролетели после нашей прошлой попытки восхождения на Мак-Кинли,  этот  маячок не давал покоя. Перед глазами так и стоит каждый день, каждый поворот маршрута. Невозможно забыть звук от стука собственного сердца посреди бескрайних снегов белого безмолвия северных гор, где кажется, что слышно как кровь трется о стенки кровеносных сосудов. Где еще можно увидеть тени горного хребта  раскрасившие синевой нежно розовые тона  утреннего неба. В каком месте среди серой тени вокруг тебя вдруг ярко вспыхивают миллионы алмазных блесток, да мало ли….

          И вот мы снова летим на Аляску, судьба дает нам вторую попытку приблизиться к мечте, дарит очередное свидание с покорившим сердце суровым и сказочно красивым краем, бывшим, когда-то русской землей. 

   Чтобы полет понять
Нужно взмахнуть крылом
Чтобы крыло поднять
Нужно покинуть дом
Нужно оставить груз
Нужно разрушить связь
Нужен соленый вкус
Пота, как в прошлый раз
Нужно раскрыть глаза
Сделать глубокий вдох
Нужно успеть сказать
То, что сказать не мог
Из-за порога шаг
Выстрелом в темноту...
Я поступаю так,
Чтобы догнать мечту.                               

   13.12.2002  Мы прибыли в Анкоридж. Пятница  поздний вечер. Прилетевшие нашим рейсом пассажиры разъехались. Выносим из здания аэропорта свои вещи. Стоящие по близости такси маловаты для нашей поклажи. Пока  мы оглядываемся по сторонам, возле нас тормозит микроавтобус.  Из автобуса выходит молодой парень. Вот машина то, что надо,  на ломанном английском пытаемся объяснить, что нам требуется недорогая гостиница. В ответ на русском языке слышим – русские что ли. - Ага. - Помогу, грузитесь. Оказалось, что благосклонная судьба свела нас Романом – 17 летним пареньком с Чукотки.  Роман учится на первом курсе местного университета и подрабатывает в фирме, занимающейся прокатом автомобилей и имеющей  собственную гостиницу. Маратик хватается за голову – я же права забыл. Не судьба в этот раз самостоятельно поколесить по Аляске. Гостиница, где работает Роман расположена в Даун-Туне туда  он нас и доставил. Комната и стоимость нас устроили, кроме этого в лице Романа мы получили переводчика и шофера.

Побросав вещи, кидаемся в даун-таун. Там еще по прошлому разу у нас есть любимый бар с живой музыкой.  Ночная жизнь светящегося Анкориджа уже подхватила и кружит нас в этом чужом мире. В баре яблоку негде упасть. Какая-то рок группа играет на эстраде. В прошлый раз нас здесь пленило кантри в исполнении одной девушки, но прошли годы. Публика пьет пиво, кто-то пытается танцевать, хотя в этой тесноте  танцы занятие не простое. Мощным фоном к музыке в воздухе висит гвалт разговоров на чужом языке,  для нас тоже своеобразная музыка. Не без труда находим свободный столик в закутке  подальше от эстрады, заказываем легкий ужин, погружаемся в атмосферу аляскинского уикэнда. 

14.12.02-20.12.02.    В Анкоридже у нас куча дел. Закупить продукты и кое-что из снаряжения, проверить, как работает связь, повстречаться со старыми знакомыми. Да и привыкнуть к  12 часовой разнице во времени. Первая проблема со связью.  Далеко не с первого раза удалось добиться того, что сообщения, отправленные с КПК при помощи спутникового телефона, достигали адресата. Но через три дня эта проблема была побеждена, при этом думаю, что сотрудникам компании Глобалтел, услугами спутниковой связи которой мы пользовались пришлось в эти дни изрядно напрячься. Огромное спасибо за старания, проявленные Вероникой Адолиной. 

 

 

 

Со снаряжением  тоже вышло не все гладко. Посылка с «железом» от спонсоров, которая должна была ожидать нас в Талкеетне все еще, где-то бродила. Пообщались мы и с Даррелом Миллером, который свел нас со старым знакомым, Артуром Тестовым, который, как оказалось  живет теперь в Анкоридже. Артур  загорелся нашей экспедицией и в его лице мы обрели не просто переводчика и шофера, а настоящую  заботливую няньку.

 

 

 В суетливых хлопотах и ожидании снаряжения пролетела неделя. Ждать дольше мы не могли. Из железа, что можно выгребли у Артура, кое-что пришлось прикупить. В условленный час Артур подогнал к гостинице свой потрепанный джип, мы впихнули наши баулы и покатили в Талкеетну.

 

 20.12.02-22.12.02.  В Талкеетне для нас с нашим багажом нет мест лучше чем ангар Джея Хадсона. Артур по телефону договорился, что мы едем. Не смотря на поздний час, Джей дождался нас и мы тепло встретились. Разгрузив джип Артура,  и кое-как рассортировав вещи, мы отправились в бары Талкеетны ужинать. Оставалась надежда на то, что спонсорское железо прибудет буквально на днях, и мы сможем им воспользоваться.   На завтра  нам нужно будет провести официальную беседу с рейнжерами и выполнить оставшиеся формальности регистрации нашей экспедиции. Окончательно упаковать багаж, который отправится с нами, расплатиться с Джеем за полеты и вперед  в Кантишну на старт мечты.

 

22.12.2002.   Утром завтракаем, грузим багаж в самолетик. Короткое прощание с Артуром и мы уже в воздухе. Под нами проплывают бесснежные в этом году просторы Аляски. Погода начинает портится и мы летим в стороне от Горы. Замерзла ли река Мак-Кинли, а то  настоящих то морозов в этом году еще не было. И снега не было. Чудная зима.  Часа в два дня прибыли в Кантишну.

 

 

Короткие сборы закончены. Баулы упакованы, поклажа увязана  и вот сделаны первые, долгожданные  шаги в сторону озера Вандерлэйк.

 

 

Погода пасмурная, -18С, слабый ветерок. Стартовый вес на человека порядка 90 кг. Когда мы вылетали, взвесились, у нас было 420 паундов ( фунтов) на двоих, это около 200 кг. По светлому времени нам удалось пройти порядка 2-х часов, остановились в лесу на дороге.

 

 

23.12.2002. Начало движения в 10.30. Проспали и вышли по светлому времени. Дошли до озера Вандерлэйк, и тут началось. Ветер на наших глазах сдувал остатки снега с темного льда. Камуса наших лыж позволяли кое-как передвигаться, таща за собой санки, но лед и ветер не давали. Где-то в середине озера порывы ветра часто откатывали нас в сторону. Приходилось передвигаться вперед галсами. Этот переход на столько измотал нас, что сразу после ужина "вырубились". Не успели даже послать очередную фотографию.

 

 24.12.2002. После вчерашней  «ветреной» ходьбы  встали  только в 9 утра. Сначала наш путь пролегал через замерзшее озерцо или болотце, на котором начали подрастать наледи. Проходя мимо одной из них, мы обратили внимание   на следы катания зайцев, отчетливо видимые на свежей пороше. Представляю, какое это забавное зрелище – заяц на заднице скользящий по гладкой ледяной горке.  Тропу через лес нашли без труда.  Снега не мало. Рядом с тропой отчетливо видны  свежие волчьи следы.  В лесу тихо и уютно. Погода теплая и идти жарко.

 За лесом начинается река Мак-Кинли. С самолета мы  не обнаружили больших пространств  открытой воды. Но как только отошли 200 метров от леса как наткнулись на весело журчащую протоку шириной метров 30.  Прямо по ходу нашего движения мы увидели снежный мост. При попытке преодолеть его на лыжах  снег рассыпался, и оказалось, что он закрывал переброшенные через воду стволы деревьев. Усилив это сооружение дополнительными камнями и ветками, мы приступили к   переправе  по очереди, перетаскивая на себе рюкзаки, баул  санки, лыжи.

  Вчерашний ветер и здесь, чувствуется,  погулял от души. Местами даже следы снега отсутствовали на каменистых косах островков, и нам приходилось тащить свой груз, петляя, где возможно  в обход этих островов  открытого  смерзшегося галечника. Не далеко от противоположного берега дорогу нам преградила ещё одна  не замерзшая протока. Наконец нашим  речным мучениям приходит конец, и мы подходим к месту выхода с реки в тундру.   Тундра слегка присыпана снегом. Все кустики, веточки торчат наружу. Но на наших широких лыжах идти можно. Решаем переночевать на берегу реки, а в тундру идти завтра с утра.

 25.12.2002  Утро встретило нас туманом. Ориентироваться в тундре в таких условиях не очень простое занятие. Но мы были подготовлены к такому повороту событий. Маратик достал компас, а я подключил GPS приемник к большой батарейке и стал писать трек движения и контролировать, куда мы идем.  Кроме этого временами нам попадалась пробитая туристами тропа. В результате мы довольно точно вышли к господствующей над тундрой  вершинке по имени Тартила. В распадке на её левом склоне мы и устроились на ночевку. 

 26.12.02. Ночью тундра слегка припудрилась свежим снегом. Легкая снежная пороша продолжалась почти весь день.  Погода, как и вчера, выдалась пасмурная, лишь к вечеру в небе разгорелись нежно-розовые облака. Все веточки кустики и травинки оделись в серебряный снежный убор, и на сколько хватает глаз, простирается это белое безмолвие, нарушаемое только шумом нашего дыхания, стуком наших сердец и скрипом снега под лыжами и санками. По сравнению с нашим прошлым пребыванием, бросилось в глаза обилие растительности в долине реки. В этом гостеприимном распадке решаем оставить нашу запасную палатку. Отмечаю на GPS точку стоянки. И мы уходим дальше в сторону слияния речки Клеар Вотер и ручья Кеш Крик.  Используя компас и GPS, мы выходим к характерной излучине реки. Спуск вниз и мы уже на льду реки Клеар Вотер.  Попытка сразу найти проход на Кеш Крик не увенчалась успехом. Ивовые кусты плотными рядами преградили дорогу. Сумерки сгустились, и мы приняли решение вставать на очередную нашу ночевку на  льду реки Клеар Вотер.

 27.12.2002.  Тундра пройдена. Теперь до подъема на перевал Мак-Гонагал  нам нужно пройти в  верховья  ручья Кэш Крик. Утром после непродолжительной разведки удается найти проход между кустов, и минут через 40 мы уже выходим к характерному мыску на берегу ручья Кэш Крик.  По началу идти легко санки катят по льду, слегка присыпанному снегом, и мы развиваем приличную скорость движения. Но вскоре ровная ледяная поверхность рвется разрывами,    отдельные льдины громоздятся друг на друга устраивая торосы. Приходится прижиматься то к одному, то к другому берегу, переходя ручей по ледяным мостам. Местами лед съеден промоинами и  на него  не наступишь без риска провалиться. Все чаще появляются участки с открытой водой. Несколько часов нам удается идти вдоль русла  ручья, потом ручей по берегам  обступают кусты, а лед так тонок, что под ним видно бегущую воду. Нас  начинают терзать сомнения - по той ли протоке мы идем. Решаем вернуться и попробовать  пройти правее. Возвращаемся  к мыску, от русла уходит рукав вправо. Уже стемнело. Ставим палатку на льду.

 28.12.2002.  Куда ведут пути сомнений? Никуда они не ведут. И в этом мы лишний раз убедились, направившись в правый рукав. Оказалось, что он упирается  в непроходимые кусты. Поднявшись на высокий берег, и попробовав идти по тундре, мы поняли, что этот путь дня на два дольше, чем по руслу ручья. Погуляв, таким образом, мы решаем вернуться и идти ручьем, при необходимости перенося вещи челноком. Возвращаемся к месту ночевки, быстро проходим, путь до открытого русла и начинаем «челночить».   Уже в темноте делаем последние ходки и ставим палатку на льду выше «волока». Что ждет дальше пока не ведомо. Утро вечера, как известно….

 29.12.2002    В верховьях ручья льда оказалось больше чем в его средней части. Стали тали попадаться наледи от ключей и боковых ручейков. 

 К середине дня мы вырвались, наконец, из ледового плена. И  тут же попали в плен каменный.  Путь на перевал по каменистым моренам со сдутым снегом всё равно, что прогулка по лабиринту. Наконец   попетляв по моренным лабиринтам мы выходим в каньон ведущий к перевалу. Дно каньона уложено спрессованным снегом. На крутых участках  подъема камуса лыж проскальзывают на  насте, и  на этих участках приходится вылезать на руках.   Каньон делает один поворот за другим, а седловины всё не видно. Солнце давно село и в кромешной тьме мы решаем остановиться.  Выровняв площадку, устанавливаем палатку и мы дома.

  30.12.02.  Вот и перевал. Погода прояснилась. Стало холоднее. Как по заказу окружающие горы предстали во всей красе. На перевале оставляем мусор, банку с остатками бензина, фотографируем окрестности, наскоро делаем тормоза к саням и начинаем спуск на ледник Мулдроуд. Ледник закрыт. Снег плотный. Решаем идти не связываясь.

 Проходим максимум возможного. На ночевку встаем в  темноте.

 31.12.02. С утра пасмурно, дует легкий ветерок настроение праздничное, не смотря на отсутствие видимости. Поздравляем родных по телефону и уходим вверх в сторону ледопада. Вперед, вперед, как можно быстрее и ближе подойти к гребню и там уже затаиться,  отдохнуть, дождаться хорошей погоды. Гладкая часть ледника кончается, и мы решаем дальше идти в связке. Погода на мгновение проясняется и открывает гору во всей красе. А может быть, гора решила, наконец,  выглянуть и посмотреть на нарушителей своего покоя. Через несколько минут облака снова упрятали её от наших взоров. На ночевку встаем под ледопадом. Легкий праздничный ужин и отбой. Завтра трудная работа на ледопаде.

 01.01.03. Новогоднюю ночь мы крепко проспали. Порадовавшись приготовленным для нас подарочкам,  украсив палатку, мысленно побывав дома, мы, как по команде  отключились, и включились только утром. Украшения тем временем приняли настоящий зимний вид, покрывшись инеем от нашего дыхания.

  По сравнению с нашим прошлым походом рельеф ледника в районе первого ледопада сильно изменился. Снежная зима 1999г. выровняла края ледника, и в прошлый раз мы без проблем обошли первый ледопад слева. Конечно, не совсем уютно было идти под лавиноопасными склонами, но справа склоны  не выглядели более гостеприимными, а крутизна ледопада была больше, что и склонило нас на его прохождении с левой стороны. В этом году уже на подходе к ледопаду было видно большое количество  открытых трещин, чего не было в прошлый раз, и, тем не менее, проход слева выглядел более логично и доступно. Туда  то мы и направились.  Когда мы подошли ближе снежные поля и вовсе прекратились. Трещины угадывались по изменению цвета снега и располагались они у этого края ледника под разными углами к бортам, иногда пересекаясь под острым углом, друг к другу.   Маратик  пошел  первым, двигаясь, как сапер на минном поле, он тщательно изучал направление и раскрытие трещин, осторожно двигаясь по снежным мостам над ними. Скорость нашего движения заметно снизилась. Приходилось часто петлять, обходя ненадежные мосты. К концу дня мы вышли на макушку ледопада и остановились, отойдя вправо подальше от  склонов.  Стена с южной стороны, свела на нет, наши попытки, выйти на связь.

 Телефон  даже если и цеплял спутники, то сигнал был на столько слабым,  что не позволял соединиться с абонентом даже в голосовом режиме. Так как связи все равно нет, то и вести записи лень. Подождем, когда  выйдем в зону уверенного приема.

 02.01.2003  Продолжаем ходить по «минным полям» ледника Мулдроуд. Петляем между трещинами. Погода холодная,  ясная дует легкий ветерок, даже не ветерок, а встречное движение воздуха, от которого так и хочется куда-нибудь уклониться, так как оно жалит открытые части тела. Чуть прозевал  и нос или щеки отморозил. Но мы за этим следим внимательно, все осталось цело. 

 Сегодня наше движение еще более замедлилось, так как я дважды угодил в трещины, и мы потеряли часов пять времени и кучу сил. Первый раз я уже  почти прошел снежный мост, но санки стащили меня вниз.  Второй раз  мост обломился, пока я ждал, когда Маратик закрепит веревку для страховки.  Это произошло уже в сумерки пока вылезал совсем стемнело. Встали метрах в 50 от трещины.

 А-а-а-а  -  Даже не крикнул, а скорее с шумом выдохнул, когда  снег под моими лыжами провалился  и, раскинув руки, я полетел вниз. Ух. Доля секунды и я сижу на снежном мосту  на глубине 6-7 метров.   Санки лежат рядом. Мост вроде бы прочный. Трещина забита снегом от края до края. Осматриваюсь, достаю видеокамеру и снимаю окрестности. В небе появляется голова Марата. Он уже закрепил веревку, и подошел к краю трещины на самостраховке. Делаем фотографии и начинаем извлекать мой багаж из трещины. Напоследок вылезаю сам. Все кончилось удачно. 

На горы спускаются сумерки.  Пройдя очередную трещину, Марат командует – подойдешь – крикни, организую страховку. Подхожу к границе трещины, останавливаюсь. Кричу Марату, что я подошел, он, стоя перед следующей трещиной, выбирает  веревку и тут снег под носками моих лыж уходит вниз, и я теряя равновесие сваливаюсь вниз, за мной все санки. На этот раз падение не такое комфортное. Я лечу вниз головой, трещина сужается и повисший сверху рюкзак вдавливает меня глубже и глубже. Я пытаюсь максимально растопыриться и при этом не потерять ни чего из снаряжения.  На этот раз трещина глубокая, она, сужаясь, уходит в глубину метров на 15, и достать от туда что-нибудь упавшее будет, вряд ли возможно. Поэтому стараюсь контролировать лыжи, палки и все, что на мне сверху повисло.  В это время рюкзак продолжает вдавливать меня все глубже в трещину. Расстегиваю поясной ремень рюкзака, и перебрасываю его через голову, скидываю с плеч лямки и толкаю под себя. Вроде он заклинился в трещине.  Опираюсь не него коленом, держит. В это время Маратик закрепляет основную веревку. Теперь я подвешен, и правая нога с пристегнутой лыжей  торчит вверх плотно обернутая захлестнувшейся вокруг неё веревкой.   Начинаю освобождаться с нижней ноги. Осторожно отстегиваю лыжу и поднимаю над собой, чтобы не уронить. Встаю левой ногой на рюкзак. Теперь займемся правой. С третьей попытки удается отстегнуть на ней лыжу. В это время ко мне спускается Марат и начинает принимать от меня лыжи, палки, все, что может улететь. Освободившись от этих вещей, я делаю более смелые попытки освободить ногу, которая уже начинает затекать. Раза с четвертого мне  удается подтянуться, извернуться и сбросить веревочную петлю с ноги. Всё я свободен, стою двумя ногами на рюкзаке и готов к извлечению из трещины. Помучавшись на верху, борясь с веревкой, глубоко прорезавшей наст, я, наконец, выбираюсь на поверхность и по очереди вытягиваю вещи, которые цепляет к веревке Маратик. Выбираем место посередине между трещинами, ставим палатку.  Ночуем здесь. Усталость наваливается сразу, как только тело чувствует тепло от глотка чая из термоса с добавленным в него ромом. Но расслабляться еще рано.  Маратик уже постелил коврики в палатке и раскочегарил примус. Сейчас наготовлю снега для воды, соберу из баулов нужные в палатке вещи и можно залезать внутрь. 

 03.01.03      Сегодня  прошли, остаток ледника между ледопадами больше в трещины не падали. На ночевку отошли подальше от склонов. Оставили вещи и налегке пошли вперед разведать, где удобнее будет проходить верхний ледопад. Прошли минут 40, вешками пометили проход среди трещин, но этот участок  ледника ровный, трещин не много и они хорошо засыпаны.  До темноты наметили путь по второму ледопаду - чуть правее его центра склон выглядит проходимым для лыж. В прошлый раз мы проходили этим же путем. Затемно вернулись к вещам, установили палатку. Ночью с левого по ходу склона сошла лавина, обдала снежной пылью. Погода испортилась. Резко потеплело, голые руки к карабинам и пластику больше не липнут, всю ночь валит снег. Утром, когда разжигали примус, ни зажигалки, ни спички не загорались, оказалось в палатке за ночь скопилось многовато углекислоты, так плотно снег за ночь утеплил нашу палатку.

04.01.03   Утром стало еще теплее. При полном безветрии не переставая, падает мелкий снег. Окрестные горы скрыты туманом или облаком, которое пристроилось на этом краю ледника. По нашим понятиям погода «ходячая». Тем более что вчера мы прошли вперед и выяснили направление движения, пометив трещины вешкам. Собираемся и уходим вверх, в сторону второго ледопада. Время от времени, когда туман вокруг нас сгущается, стена ледопада пропадает из нашего поля зрения. Тогда приходится ориентироваться по очертаниям склонов слева и справа от нас. Маратик уверенно идет вперед, читая на снегу знаки от наших следов. Наконец ровная часть ледника пройдена, и мы снова попадаем в зону трещин. Теперь Марат напряженно рассматривает, куда и как трещины уходят, как широко они раскрыты. Снова приходится петлять, обходя их широко раскрытые зевы и  тонкие, ненадежные мосты.  Все чаще слышится его команда: «Шура! Внимание! Держи в натяг!». Я останавливаюсь, ставлю лыжи  под углом к направлению веревки, выбираю несколько колец и нагружаю её своим весом, пропустив через плечо. Марат палкой пробует пробить снежный мост, расчищает трещину, оценивая её ширину, и ищет проход. Когда трещина широкая, он предупреждает, чтобы я остановился перед ней, пока он организует страховку.  Так постепенно мы приближаемся к стене ледопада, которая теряется впереди в незаметно подкравшихся сумерках. Пройдя очередную развилку трещин, мы останавливаемся.  На сегодня хватит. Уже почти ничего невидно, а трещин вокруг полно, да еще и направление у них  не угадаешь – то сходятся, то расходятся. Тщательно проверяем площадку, протыкав её по периметру ледорубом.  Выкапываем площадку под палатку. Строим стенку из снежных кирпичей, ставим палатку. Тент растягиваем на лыжах, палках, ледорубе и ледовом инструменте.  Мы готовы к ночлегу.  Близость стены с южной стороны ограничивает время доступности спутников всего несколькими минутами, поэтому сообщаем, что у нас все в порядке, мы вышли под второй ледопад находимся на высоте 3050м. Ужинаем, пробуем выйти на связь передаем: «Оттепель, идет сильный снег, видимость около 100 м. Фотографии о прошлых днях передадим по возможности».

 Чужая музыка пластинкой заезженной
 все время крутится в моем мозгу.
Дорогой долгой, дорогой неизбежной
 бреду сомнамбулой пока могу.
На  лики гляну ледяные, оскаленные
тепла, участия от них не жди.
Путь под ногами разорван провалами
сквозь  землю тщательнее гляди.
Куда ведет нас этот путь не ведомо,
чьему привету завтра будешь рад,
дорога темная, лишь с виду белая
блестит и манит, куда глаза глядят.

 05.01.03 Ночью поднялась настоящая буря.  Будит нас поднявшийся ветер. На всякий случай выходим и проверяем оттяжки, санки, стенку. Все вроде нормально. Какое то время проходит спокойно, и мы задремываем. Просыпаемся вновь оттого, что крыша палатки практически касается лица. Приходится садится и спиной держать ее полотно при особенно сильных порывах. В одну из пауз между порывами выхожу проверить, что творится снаружи. Пока все цело. Присыпаю снегом лыжи и прочие предметы, на которых растянут тент. Забираюсь внутрь - предстоит веселая ночка. И точно, часам к 4 утра порывы ветра набрали такую силу, что деревянная лыжа ломается пополам и бьет по нашим спинам, следом рвется тент, и ломаются стойки палатки. От неистовства стихии нас отделяет только тонкая ткань внутренней палатки. Пригибаем остатки палатки, как можно ниже, кутаемся вглубь спальника и ждем, что будет дальше. Один из порывов ветра практически приподнимает нас вместе с палаткой. Упираясь ногами в остатки снежной стенки, нам удается остаться на месте и не съехать в трещину.  К полудню порывы ветра слабеют, а промежутки затишья между ними увеличиваются. Решаемся выглянуть из нашего убежища. Снег почти не идет, видимость метров 500. Наших саней с баулами, связанных основной веревкой на месте нет. Смотрим, с чем мы остались. Две пары лыж, палки, ледоруб и ледовый инструмент болтаются на оттяжках изодранного тента. Рюкзак, спальник, кое-какие продукты, личные вещи, два примуса, посуда - в общем, жить можно. Маратик тщательно утепляется и отправляется на разведку - посмотреть далеко ли унесло санки. Я остаюсь лежать в палатке. Порывы ветра хоть и ослабли по сравнению с ночными, но всё ещё остаются сильными, и остатки палатки я вынужден удерживать своим весом. Снаружи стихли звуки от шагов Марата, и я слышу только грохот ветра сверху и долетающие вслед за этим удары бури об остатки палатки. Время растягивается как резинка, и кажется,  что прошла уже целая вечность, с того момента как Маратик ушел на разведку. Постепенно в душу прокрадывается беспокойство. Сами собой встают вопросы, а через какое время всё бросить и самому идти на поиски? Без улетевших веревок и уехавших кошек вылезать из трещин  весьма проблематично. Отгоняя мрачные мысли, я продолжал терпеливо ждать появления Марата.  Беспокойство заставило меня выглянуть из палатки. Моему взору предстало серое небо, и летящая вокруг поземка, похожая на длинные белые языки диковинного снежного дракона, который  выпускал эти щупальца, чтобы осязать очередную жертву. Несколько раз я крикнул Марат! Марат! Но в ответ раздавалось только завывание ветра, и шелест поземки. Оставалось только ждать дальше. Наконец я услышал приближающиеся шаги и голос Марата, который сообщил, что прошел метров 300 вниз видел мелкие вещи, разбросанные по склону в направлении движения наших санок и похожие на баулы черные точки в нескольких километрах ниже по леднику. 

 Решаем спускаться вниз  по этим видимым следам. Беспокоит только отсутствие веревки и обилие трещин, между которыми мы вчера петляли. Упаковываем наши пожитки в рюкзак, из остатков спальника делаем импровизированный баул и начинаем спускаться. Маратик с величайшей осторожностью обследует широкие трещины и снежные мосты над ними, после чего мы ползком их преодолеваем и перетягиваем вещи. Узкие трещины перепрыгиваем. Преодолев, таким образом, разорванную трещинами макушку ледника, надеваем лыжи и потихоньку спускаемся к показавшимся внизу баулам.

 Рассматриваем, что нам досталось. Потерялся один баул. Среди прочего в нем пуховый спальник для высотной части восхождения. Без него путь наверх заказан. Настроение резко падает. Решаем остановиться прямо здесь, и роем пещеру, благо склон подходящий. Два часа и наше снежное убежище готово. Внутри тишина, тепло. Затаскиваем вещи, располагаемся в чреве снежного склона и ощущаем блаженство покоя, как будто бы не было ни штормового ветра, ни трещин,  пока не умерла надежда найти потерявшийся баул.  Завтра отдыхаем, зализываем раны, считаем потери, решаем, как двигаться дальше. Впереди еще нижний ледопад, ледник, перевал, тундра....

 06.01.03
День отдыха. Спим, едим, восстанавливаемся. Впервые за весь поход дошла очередь до гитары. Ей бедняге досталось изрядно, две трещины и скоростной спуск не прошли даром – задняя стенка оказалась проломлена. Тем не менее, гитару удалось настроить и, несмотря на прихваченные морозом кончики пальцев я поиграл, и мы в нашей уютной пещерке попели песенки. А кроме этого устроили банный день.

 07.01.03      Днем облазили ледник выше и ниже пещеры от нашей разрушенной стоянки до стоянки за день до бури. Удалось найти несколько вешек, щепки от сломанной лыжи, пустую канистру из под бензина, извлечь из трещины лопату и все. Баула с высотной экипировкой, из которой главное пуховый спальник нет. Идти без этого вверх бессмысленно. Решаем завтра начать спуск.

  08.01.03.  Проснулись в 6-30. По темноте собрались и отправились вниз. Быстро миновали ледник в верхней части и спустились ровными полями до нижнего ледопада. А дальше не поверили своим глазам: так сильно обидевшая нас буря изменила ландшафт нижнего ледопада и ледника до самого перевала. Вместо чистой белизны склонов, подсвечиваемой голубизной ледников, перед нами открылся какой то лунный пейзаж каменных осыпей -  ветер унес весь снег с ледника. Пурга, гуляющая по неровностям рельефа, сравняла его на краю ледопада, окончательно замаскировав трещины. В довершении всего после ясного морозного дня, порадовавшего нас вчера, сегодня снова потеплело, и поднялась метель. Небо ясное, а ветер поднимает такую снежную круговерть, что порой не видно, что твориться в 50м. Мне так и не удалось избежать очередного падения в трещину. Проходя строго по следам Маратика, я  на ровном месте несколько раз погружался по колено, а один раз улетел целиком. На этот раз больно ушиб бедро. Внизу  трещины проходило ледяное ребро, на которое я и прилетел своим боком.

    Но и в этот раз все обошлось. Вылезли в этот раз оперативно, часа за полтора. А дальше поднялся такой ветер, что пришлось сменить лыжи на кошки, так как санки с баулами просто сбесились на жестких фирновых склонах. Наконец ледопад пройден. Движемся по куполу ледника в сторону перевала. Пора искать место для ночлега. Пробуем глубину наста - всего 40-60см, для пещеры явно маловато. Кирпичи тоже не очень знатные, но решаем строить иглу. Через три часа посреди ледника вырастает снежный дом, в котором нам и предстоит провести эту ночь. Ветер, как по мановению волшебной палочки, стихает и вновь устанавливается такая подозрительная тишина.

 Перед сном удалось отправить фотографии за 3 января. После этого связь прекратилась. Такое впечатление, что у нас выключен роуминг - на любой набранный номер английское приветствие и ни чего более. Это несколько озадачивает, так как связаться мы ни с кем не можем.

 09.01.03        Утром делаем несколько фотографий нашего снежного домика и отправляемся к перевалу.  Идем без связки, так как до перевала ледник ровный и трещин не видно. Я закопался с паковкой баулов, и Маратик ушел вперед. По пути вниз за ним все равно не угонишься – летит как на крыльях. Догнал его уже на  подъеме, поблизости от выхода с ледника на перевал.  С правой стороны показались обнаженные камни морены. Путь на перевальный взлет проходил через крутой фирновый взлет, переходящий в каменную сыпуху. Перед взлетом сняли лыжи. Маратик даже достал кошки. Первоначально планировали выкопать пещеру в районе перевала, но когда подошли, поняли, что ничего не выйдет. Снег спрессован до плотности бетона и имеет толщину 50-80см. Решаем спускаться ниже, может быть удастся найти место, подходящее для устройства ночлега. По пути пробуем наст в нескольких местах, и спускаемся дальше. Темнеет. Наконец останавливаемся у камня, вокруг которого снежный наддув. Чуть расширяем эту щель, отгораживаемся снежными кирпичами сверху и снизу по ущелью, достаем остатки палатки. Удается собрать две дуги на них, и ставим палатку, втиснув её в щель между камнем и настом, сверху набрасываем лохмотья от тента. Если ветра не будет, мы выспимся. Забираемся в наш "шалаш", тесновато, но жить можно. Да и погода стоит теплая и тихая. Проверяем связь - результат отрицательный. За ужином фантазируем на счет причин происходящего со связью. Спим. Завтра предстоит длинный день: нужно пройти весь Кеш Крик, а, судя по стоящей теплой погоде это, будет не легко.

 10.01.03. Пробудились в 7 утра. В этой щели была, наверное, самая теплая ночевка. Но нежиться некогда. Завтракаем, собираемся и вниз к ручью. Зима оставила нам узкие снеговые полоски между камнями, по которым мы продираемся со своими санками вниз. Чтобы хоть как-то контролировать движение санок, еще вчера устроили на них веревочные тормоза, без них санки летят по жесткому насту как сумасшедшие. Наконец преодолев эти "каменные сады" спускаемся на лед ручья.

 

Тоже веселенькое занятие. Он встречает нас голубой наледью чистейшего, скользкого льда. Решаем сменить лыжи на кошки. И первую часть пути по ручью проделываем в кошках. Наконец, спускаемся до зоны устойчивого снежного покрова и меняем кошки на лыжи. Помнится, по пути вверх нам пришлось в одном месте челночить примерно с километр. С трепетом ждем, что преподнесет ручей в этот раз. Замечаем, что за время нашего отсутствия прибавилось немного снега, и чуть упал уровень воды. Все-таки, хоть и теплая, но зима. Ключевое место ручья решаем пройти вброд, сняв лыжи - вперед, без остановок. Наши санки превращаются в амфибии и бороздят фарватер свободного ото льда ручья. Наконец это плавание прекращается, мы встаем на лыжи и продолжаем свой путь вперед к тундре. Небо озаряется оранжевым отсветом заходящего солнца, которое вот-вот появится над Россией. А нам предстоит миновать еще один каменный мыс, повернуть направо, минут сорок и ночевка напротив высокого берега речки Клеар Вотер, за которым, собственно и начинается тундра. В 17-10 мы дошли до запланированного места. Чистим лед реки, ставим остатки палатки. Ужинаем. Завтра в тундру.

 11.01.03  Ночь на льду речки Клеар Вотер  прошла спокойно, ветра не было, и мороз был не очень сильный. Утро ясное, гора как на ладони ни облаков, ни снежных флагов, как будто поняла, что мы ей больше не угроза и предстала во всей красе. А мы продолжаем свой путь спиной к ней на север через тундру.

 В такт шагов в моей голове начинают звучать строчки,  которые постепенно складываются в песенку с незатейливым мотивчиком:

Копилка неудач открыта
И горечи полней корыто
Но истина не позабыта
Пока живые - будет шанс
Гора стоит, ветрам открыта
Уносим мы домой копыта
Ведь истина не позабыта
Пока живые - будет шанс
Душа для красоты открыта
По  небу синева разлита
И истина не позабыта
Пока живые - будет шанс.

 

 В районе холма Тартилы стоит наша вторая палатка. Подходим к Тартиле, около трех  часов дня палатка на месте стоит целехонька. Теперь у нас снова есть надежный дом для ветреной погоды. Ни пещеры, ни иглу дальше уже не построить, слишком мало снега. Связи по-прежнему нет, и мы решаем не торопиться и переночевать прямо здесь. Кипятим чай, и отправляемся гулять по окрестностям - светлого времени еще целых полтора часа. Поднимаемся на Тартилу, созерцаем открывшиеся виды, фотографируем. Незаметно темнеет, начинаем спускаться. Ужинаем, спим. Завтра оставшаяся часть тундры, река, лес.

 12.01.03. Сегодня решили заночевать в лесу. Каждый раз мы проскакиваем эту достопримечательность, а сейчас время есть, решили остановиться среди леса. Где-то, примерно в его середине, тропу пересекает ручей, а, не доходя до ручья метров 100-150 толи озерцо, толи протока, в общем, ровная ледяная площадка - идеальное место для палатки, да и настоящая вода из ручейка рядом. Тундру прошли без приключений - день ясный, видимость отличная, так что прогулка на славу. После Тартилы шли в основном под гору другой ритм шагов, другая песенка:

 Тропка вьется, тропка вьется
Светит солнце вокруг благодать
Но в душе у меня дерется
грусть и жажда родных увидать.
Тропка вьется, тропка вьется
Осторожненько нужно в клубочек смотать.
Остается, остается
пару дней нам с тобой по безлюдью шагать.
Тропка вьется, тропка вьется
Лишь бы силы хватало вперед прошагать
 Остается, остается
песни петь да о новых дорогах мечтать.
 

 На реке МакКинли две протоки так и не замерзли. Та, что ближе к тундре обмелела, и ее мы прошли вброд, перетаскивая санки с баулами по одному. А вот та, что со стороны леса стала более полноводной, но и еe удалось преодолеть без потерь. Перед входом в лес ждал сюрприз - свежая не замерзшая наледь. Походили вокруг, обхода нет, пришлось идти напрямую по воде. Но преодолели и это. Все актуальнее встает вопрос отсутствия связи. Мы все ближе к Кантишне, а вызвать Хадсона, возможности нет.

 

 13.01.03. У нас восстановилась связь. Первым делом звоним родным, предупредить, что все в порядке. Решаем не искушать погоду и идти прямо в Кантишну. Для этого нам предстоит пройти часть леса, озеро и дорогу. День солнечный, безветренный. Озеро в этот раз прикрыто настом. По дороге в направлении нашего движения тянется цепочка волчьих следов, то одиночных, то целой тропкой. В самой верхней части дороги, уже в сумерках встречаем очередной сюрприз - наледи - которые за время нашего отсутствия значительно выросли. Рисковать не хочется, поэтому надеваем кошки и проходим их в кошках. В спину светит яркая половинка луны, дорога постепенно наклоняется вниз, вот и выход на речку, несколько километров по льду и мы, наконец, в Кантишне. В нашей заброске погостила какая-то зверушка. Покусала масло, порвала пакет с рисом, остальное цело. Вот и наступила наша прощальная ночь. Отмечаем возвращение доброй порцией рома за ужином. Судя по всему, погода завтра будет летная, за нами прилетит Джей Хадсон и на этом наше приключение закончится.

 14.01.03. Погода действительно оказалась летная, и уже в 11 часов над нашими головами загудел самолетик Джея Хадсона. Покатавшись после посадки по взлетной полосе, Джей останавливает машину неподалеку от наших вещей, вылезает из кабины, и мы тепло здороваемся.  Живые, целые, говорит Джей – хорошая работа. Мы быстро грузим свой багаж, прощальный взгляд на Кантишну и комок грусти, как и четыре года назад подкатывает к горлу. Удастся ли еще хоть раз  попасть в эти ставшие такими близкими места?  Короткий разбег и подняв клубы снежной пыли, самолетик взмывает над полосой, разворачивается и мы летим над собственными следами, еще на слизанными языками метелей, не растопленными горячим дыханием оттепелей, не засыпанными обильными снегопадами. Несколько минут и под нами проплывает река Мак-Кинли, Кэш Крик, вот мы уже над ледником Мулдроуд. В илюминатор четко видно Грейт Айс Волл – ледопад из под которого нас сдуло. Самолетик поднимается все выше и вот уже позади ребро Карстена, поля ледника Харпера, перевал Денали и две вершины  этой величественной, снова не поддавшейся нашим усилиям горы.

   Только мы успели  разгрузить самолетик Хадсона, как в ангаре появился Артур. Уже примчался на своем джипе из Анкориджа. Мы страшно рады его появлению. Он тут же закружил нас своей кипучей энергией, вот мы уже собрали баулы грязного белья и едем в прачечную, по дороге он договаривается о гостинице, в которой мы с наслаждением ныряем в горячий душ.  А он, не теряя времени, уже объясняет, кому-то по телефону про наши планы и  договаривается о встречах на вечер. Так из размеренной покойной отшельнической  жизни мы сразу погружаемся в мир быстро движущихся людей и предметов. И этот мир с его ночными огоньками, шумными барами и улыбчивыми лицами завораживает нас. Мы как бы застываем, наблюдая все окружающее нас как действие, какого то спектакля или кинофильма,  на который случайно забрели, проходя мимо.  В прошлый раз это состояние не сразу прошло у нас даже в Москве. Сейчас же Артур властной рукой впихнул нас в реальность человечьей жизни, не давая опомниться. Вот мы уже едем в гости к его партнеру по попытке восхождения на Северную стену МакКинли – Триггеру.  Триггер живет в 20 минутах езды от Талкеетны в домике, который Артур помогал ему построить, после того как прежнее жилище Триггера уничтожил пожар. Купив в магазине кое-какой провизии и выпивки, отправляемся в гости к Триггеру. В это время звонит Даррел Миллер и приглашает нас к себе в гости. Так что вечер у нас плотно занят.  Тригеру исполнилось 62 года. Но по виду этот здоровяк тянет едва на 50. Его дом стоит в стороне от дороги. В сторону дома   ведет тропинка, петляющая между деревьев. Идти по ней нужно в гору метров 200. Дом деревянный, двухэтажный. Электричества нет (генератор сломался), водопровода нет. Туалет на улице. Газ привозной в баллонах.

   Дом отапливается печуркой буржуйкой. На первом этаже кухня, столовая гостиная. На втором спальня и балкон. Этажи соединяются  практически вертикальной лестницей. Вдоль которой  для страховки натянуты веревочные перила – сломать шею ничего не стоит.

  Живет  Триггер в этой избушке не один, а с молодой женой и прекрасно себя чувствует.

 На прощанье в знак дружеского расположен


    На мой взгляд, ссылки выложенные ниже
    достойны чтоб на них взгянуть.

             
                 
                                        
              



  В этом разделе Вы можете
  написать письмо хозяину сайта.


  
   Главная       Стихи       Проза       Фотографии        Дневники       Гостевая       Музыка