Мы по Африке
                    Мы по Африке гуляли, впечатленья собирали…
 
Нас четверо Илья и Борис, которые встретили Новый Год в Амстердаме Димыч и я. С Димычем и Илюхой я познакомился в прошлом году в Аргентине, Борис работает с ними вместе. Эта поездку организовали ребята и пригласили меня принять участие, на что я с радостью согласился. И вот 3 января 2006г мы выходим из самолета в аэропорту Найроби в центре Африки. Деревянные стены аэропорта, чистота, магазинчики Duty Free. Паспортно-визовые формальности, во время которых чиновник, оформлявший документы выпросил у Бори шариковую ручку, и мы выходим в Африку. Получив багаж, переодеваемся в легкую одежду, хотя пронзительной жары не ощущается. Уверенно топаем со своими баулами в обход таможенников, которые не проявляют к нам интереса, и попадаем в родную атмосферу отечественных аэропортов, только все предлагающие нас куда угодно подвести, с черными лицами. Привычными движениями уклоняемся от этой алчущей толпы, выбираемся на свободное место. Осматриваемся и обнаруживаем человека с запиской от Гималайского клуба, через который мы сюда и приехали. Нас подводят к автобусу, грузят наши вещи, мы садимся и переезжаем от здания аэровокзала на автостоянку, где нам объясняют, что мы поедем через полчаса, нужно еще кого-то подождать. Выходим из автобуса и осматриваемся. Над нами африканское небо, сероватого цвета. Солнце прячется, где-то за облаками, потягивает ветерок, и Илюха, который не переодевался после Амстердама, нахваливает свой правильный выбор одежды. Погода и окружающий унылый пейзаж не вызывают желания хвататься за фото-видеотехнику и мы просто болтаемся вокруг автобуса размышляя на тему разведут нас на дополнительные деньги за дорогу или нет. Наскучив ожиданием, мы начинаем торопить водителя, который делает звонок по телефону, после чего появляется, по-видимому, его партнер, который ведет с собой пару туристов, судя по языку из Франции. После их погрузки мы, наконец, отправляемся в путь, при этом нас предупреждают, что придется пересаживаться на другой автобус. Миновав полицейский пост, оборудованный шлагбаумом и ежами,   автобус покатили на юг.   Вдоль дороги попадались одно- двухэтажные здания в основном серого цвета, кое-где с облупившейся краской. Украшенные рекламой, в том числе и компьютерной техники. По обочинам валяется распределенный ровным слоем мусор, но лачуг устроенных из подручного материала не видно. Минут через 20 наш автобус прибыл на заправку, где мы и должны были дождаться пересадки. Заправка, здания кафе и магазинчика возле нее поразили своей чистотой, по сравнению с обочинами дороги. Старательный парень истово тер щеткой низ стены здания и тротуар, похоже, даже с моющим средством. Вскоре на заправку подъехал автобус, с туристами и в него погрузились приехавшие с нами французы. Следом подкатил еще один и в нем, мы тронулись дальше. Кроме туристов в автобусе находилась семья с маленькой девочкой и еще несколько чернокожих граждан. Мы заняли свободные места, и автобус покатил   на юг в сторону границы с Танзанией. За окном  потянулись просторы африканской саванны. Почему-то слыша слово, Африка, представляешь себе яркие насыщенные краски буйной растительности лазурное бездонное небо, и стада диких антилоп и прочей живности. А за окном автобуса проплывала выжженная солнцем блеклая серо- и красноземная равнина, среди которой причудливо громоздились башни термитников,   топорщились отдельно стоящие деревья с зонтичной кроной, и, кое-где в стороне от дороги, виднелись круглые постройки масайских поселений.
 
 
 
 
 
Ночь, проведенная на борту самолета, ровный гул мотора, однообразный пейзаж за окном постепенно сморили нас в сон.    Очередной раз, открыв глаза, я обнаружил, что местность вокруг преобразилась. Слева и впереди по ходу появилась гряда холмов, оживленная зеленой растительностью, стали попадаться пересохшие русла речушек, глубоко прорезающие ложе долины этакие каньоны в миниатюре. В селениях, которые мы проезжали, были видны банановые пальмы, манговые деревья, какие то кустарники и яркие цветы.   Вдоль дороги по своим делам двигались масаи в ярких одеялах с палками на плечах и ножами у пояса. Тощие коровы, козы и овцы под присмотром женщин и детей в масайских одеждах делали вид, что паслись в выжженной солнцем саванне.        
Облака стали гуще и в их очертаниях стали угадываться горы. Нам, конечно же, не терпелось увидеть ГОРУ, так памятную по рекламным фотографиям со снежником на вершине и зверями и подножия, но наши   горящие взоры были не в состоянии пробить гущу облаков, и только фантазия позволяла приоткрыть скрывающую ее плотную завесу. 
С нетерпением я ожидал, когда моим глазам представится возможность впервые увидеть гору. В последнее время я заметил, что совершенно по-разному смотрю на окружающие горы и на гору, на которую хочу подняться. Это как встретиться с глазами незнакомого человека и попытаться понять его душу. Но плотная пелена облаков в этот день так и не позволила моим глазам встретиться взглядом с горой.  
Часа через два наш водитель свернул в уютное местечко возле дороги. Транспарант над въездом объяснял, что здесь находятся какие то резчики. В тени манговых, цветастых деревьев и банановых пальм расположились несколько стилизованных построек – сувенирные магазины, туалеты, едальня. Мы побродили среди полок уставленных резными и точеными из камня фигурами африканских животных и масаев. В отдельных закоулках размещались вещи, которые явно послужили на своем веку. Некоторые были очень интересные, но толстый слой грязи на них гасил желание даже прикоснуться к эти сокровищам. Стопками стояли копья, трости, барабаны, встречались и щипковые музыкальные инструменты со струнами и жестяными лепестками разной длины, ножи, гребешки, деревянные ложки, весь этот скарб наперебой расхваливали несколько человек, которые сопровождали нас внутри этих магазинчиков. Первое впечатление от резанных из черного и красного дерева фигур – ух ты, вот это да! Потом, приглядевшись повнимательнее к этим изделиям, начинаешь замечать их удивительную похожесть друг на друга. Создавалось впечатление, что это заводская штамповка. При этом не могут не вызывать восхищения стада деревянных жирафов двухметрового роста. Как бы то ни было, обзаведение сувенирами мы отложили до обратной дороги, сейчас наша главная цель гора.     Минут через 20 мы собрались в автобусе и двинулись дальше, через 5минут наш автобус подъехал к границе с Танзанией. Вся процедура перехода границы заняла около получаса, и вот, мы уж едем дальше по территории Танзании. Пейзаж за окнами практически не меняется, все та же саванна с пожухлой травой и оазисы деревень. Еще через пару часов мы прикатили в Арушу. Аруша - городок, из которого начинаются восхождения на Килиманждаро.   В пригороде   вдоль дороги потянулись одноэтажные постройки, потом показались отдельно стоящие современные здания гостиниц, представительств, уютные виллы посреди огороженных зеленых участков. Фоном этой картины стали величественно поднимающиеся склоны пика Меру – отдельно стоящего четырехтысячника. Нас привезли к зданию какой-то гостиницы, Здесь нас встретил улыбчивый лысоватый мужчина невысокого роста, он представился как Стенли, наш гид. Стенли похвастался, что уже ходил с русскими, продемонстрировал знание нескольких русских слов, в том числе, даже слова кукуруза. Под его руководством мы и наш багаж были перегружены в джип, который доставил нас в другой конец города. Там был расположен наш 3-х звездочный 4-х этажный отель. В первом этаже здания отеля расположился офис местной турфирмы, где нас встретил ее директор, который, отрекомендовался на русский лад Сергеем. В беседе с ним мы уточнили программу наших действий на ближайшее время и отправились обживать гостиничные номера. В номере, не замечательно просторном, были две кровати, укрываемые марлевыми пологами, старинный, черного дерева камод, и комната  с душем и унитазом по площади почти не уступающая жилой комнате. Мы приняли душ, побросали вещи и с нетерпением отправились осматривать город. Но как только мы вышли на улицу, пошел дождь – настоящий тропический ливень.   Постояв некоторое время в вестибюле отеля, мы дождались, пока дождь пойдет на убыль, и отправились по окрестностям.    Наша колоритная четверка, буквально приковывала внимание местных жителей. Этакие четыре бледнолицых гренадера. Дабы гарантировано вернуться в отель Димыч отметил его на GPS-ке и мы двинулись нарезать круги по близлежащим улицам. Оказалось, что наш отель расположен по соседству с религиозным мусульманским кварталом - большой мечетью, и зданиями, по-видимому, общежития или гостиницы при мечети. Мужчины и женщины в специфических одеждах.   Неподалеку от этого центра расположился центр торговый - рынок, похожий на наши- с торговыми рядами под общей крышей, и вокруг машины, тележки с экзотическим товаром – ананасами, бананами, манго, папаей, и обычными картошкой, кукурузой, прочей снедью. Неподвижно стоящие и сидящие не понятно на чем люди, поток непрерывно движущихся носильщиков, покупателей, повозок, висящий на всем этим характерный торговый шум, валяющийся на земле и тротуарах мусор, пряные запахи, дымок над жаровнями для кукурузы, придавали неповторимый колорит и довершали общую картину этого места. Нижние этажи   окружающих рыночную площадь зданий также в основном были приспособлены для торговли или использовались в качестве кустарных мастерских, в основном швейных. В отдельный ряд выстроились лотки со скобяным товаром, книгами, журналами, ауди и видеокассетами,   прочими хозяйственными мелочами. Промытая дождем, быстро подсыхающая площадь, на наших глазах ожила и погрузилась в привычный круговорот товарно-денежного обмена. Какое то время спустя мы обратили внимание на то, что несколько блуждающих торговцев поодаль следуют за нами, держа наготове свой товар – расписанные яркой краской холсты, отслеживая наше движение и то, к чему мы проявляем интерес. Вдали от своего «законного» ареала они воздерживались от явного приставания, но видимо нашу покупательную способность старались контролировать не только на своей территории. Покружив по городу, мы набрели на «супермаркет», где купили «Владимирской» водки для дезинфекции продуктов и двинулись в гостиницу ужинать и собираться в горы. Предложенные на ужин блюда изумили соотношением цены, качества и скорости их подачи, казалось, что за каждой составляющей любого блюда повар бегал в соседнюю деревню. Довершала картину вечернего отдыха томная официантка, медленно шаркающая шлепанцами по кафельному полу, задавая их клацаньем такт танцевальному движению развитых бедер и обширных ягодиц. Отужинав, мы отправились собираться к завтрашнему выходу на маршрут. Все электронные устройства были заряжены, личные вещи, и снаряжение рассортировано по принципу берем – не берем, в результате чего появился целый баул оставляемых в гостинице вещей. За окнами незаметно стемнело, уличный шум затих, сборы наши завершились, пришла пора погружаться в сон, отгородившись марлевыми пологами от внешнего мира, грозящего гудением малярийных комаров.
Утром, приняв душ, позавтракав под песню офицанткиных шлепанцев, мы, прихватив баулы, спустились вниз грузиться в автобус. Стенли и его помощники уже грузили в автобус тюки, свертки и коробки. Последний обмен любезностями с Сергеем и мы отправляемся в путь. Погода с утра стояла, какая то грустная, над городом повис не то, что туман, а что–то тусклое, сероватое. Блеклое африканское утреннее небо обняло Арушу.   
Часа два заняла дорога до входа в национальный парк, начальный пункт пешеходной части маршрута. В какой то деревне по пути, мы сделали остановку, там проводники закупили продукты. Прибыв на территорию национального парка, мы отправились регистрироваться. Регистрация состояла в том, что каждый записывался в толстую амбарную книгу, разлинованную от руки, заполняя большое количество граф с подробностями о месте проживания, прибытия, и т.п. После чего, получив от проводников воду и сухой паек, мы были готовы отправиться на маршрут. Перед выходом на тропу, которая начиналась за калиткой в железном заборе, на безмене, подвешенном к стропилам беседки. К этому безмену выстроилась очередь носильщиков с поклажей. Служители парка взвешивали вещи каждого, после чего ему позволялось выйти за калитку, если поклажа была в пределах 25кг. Нетерпение толкало нас вперед, и, предупредив Стенли, мы двинулись вперед во влажный африканский лес. Первые несколько километров мы шли по грунтовой дороге, по которой вполне мог двигаться автомобиль. По ее обеим сторонам были прорыты глубокие водоотводные канавы, сейчас абсолютно сухие. Кроны деревьев, росших по обеим сторонам дороги, соединялись вверху, образуя закрытый от солнца коридор. В тени этих исполинов на высоту порядка 10м поднимали свои лиственные кроны папоротники, напоминая пальмы с тонкими покрытыми волосками стволами, еще ниже земля была покрыта густой травой, а некоторые стволы деревьев скрыты под слоем мха. Вскоре широкая дорога закончилась и перешла в тропу шириной не более метра, по бокам также сопровождаемую канавами, кроме этого отдельные крутые места тропинки были укреплены деревянными конструкциями наподобие ступенек.   Идти было не сложно, уютный полумрак скрадывал жару, и мы сразу взяли быстрый темп. Останавливались только для того, чтобы сделать фотографии. В одном месте чуть в стороне от тропы на старом, покрытым мхом стволе вырос крупный красный цветок. Чтобы лучше его рассмотреть я снял рюкзачок и залез на этот ствол. После съемки я слез в другую сторону и браво потопал дальше, изумившись, откуда-то взявшейся легкости. Минут через 15 я понял, что мне не хватает рюкзачка. Я развернулся и побежал вниз. Носильщик, из нашей бригады положил баул и пустился за мной. Так на пару мы добежали до моего рюкзачка, спокойно лежащего там, где я его оставил, и двинулись в обратный путь. Часа через полтора мы добрались до середины дневного перехода, где нам полагался перекус. Присев на лежащие для этой цели бревна мы достали перекус и насладились пирожком, яйцом, курицей, бананом и еще не помню чем. Запить все это можно было соком из пакетика или водой из бутылочки. Покончив с перекусом, мы двинулись дальше. Тропа то забирала вверх, испытывая нас возросшей крутизной, то снова выполаживалась, или даже шла под горку. Лес стал более светлым и более редким. Набирая высоту, мы постепенно выходили из лесной зоны. Вскоре деревья стали не многим выше человеческого роста, преодолев очередной взлет тропы, мы вышли к посту служителей парка, так же оборудованному безменом. Подоспевшие во главе со Стенли носильщики проводили нас на небольшую поляну, где предполагалась наша первая ночевка. Края поляны заросли малинником, но ягоды в это время года были еще зеленые, хотя и довольно крупные. Небо, как и вчера, затянули тучки, но нас уверили, что дождя сегодня не будет. Проводники извлекли из своей поклажи видавшие виды палатки, очень похожие на польские домики   образца 70-х годов прошлого века и, по-видимому, такого же возраста. Мы помогли нашим гидам их поставить и решили прогуляться выше вверх, поскольку светлого времени было еще часа два с половиной. За час нам удалось подняться метров на 300. Живописные скалы справа по ходу вызвали наш восторг, и, принимая экзотические позы скалолазов, мы развлеклись фотографированием друг друга.   Гора в этот вечер нам так и не показалась. Мы полюбовались на открывшийся внизу лагерь, в котором к этому времени значительно прибавилось палаток и народу, и не торопясь, двинулись вниз.     К нашему приходу была готова теплая вода для омовений, горячий чай, и в скором времени нам подали ужин.   Ночь прошла спокойно, если не считать, что звуки из стоящих близко друг от друга палаток напоминали о том, что вокруг нас кипит ночная жизнь. 
 За ночь погода прояснилась, и небо наполнилось звездами. Чужими звездами южного полушария, в котором даже наш родной ковш Большой Медведицы повис вверх ногами. Утро встретило нас прозрачным, безоблачным небом и вершина горы, наконец, открылась нам в своем великолепии. В лучах восходящего солнца перед нами стояла громадная усеченная пирамида, которую украшали ослепительно-белые с розовым и голубоватым отливом полоски снежников на освещенной стороне горы, и мощными сосульками в ее теневой части. А у подножия, словно в молитве воздетые в небо топорщились голые стволы и ветки деревьев с повисшими на них лохмотьями лишайников. Как будто толпа паломников застыла в приветствии своего божества.
К намеченному накануне сроку нам был подан завтрак из нескольких блюд, чай, кофе, коньяк (для дезинфекции). Плотно позавтракав, мы в числе первых покинули лагерь. Не смотря на крутой взлет, почти сразу от лагеря идти после вчерашней вечерней прогулке было легко. На этот раз нам отрывались виды от горизонта до горизонта, и не без труда я отрывался от камеры или фотоаппарата, распираемый желанием запечатлеть всю эту красоту. Но скудные возможности этих рулезных девайсов, сколь бы продвинутыми они не были, так и не позволили донести все очарование души, которое меня настигает в каждом из уникальных мест, где приходится побывать. 
 
                   
 
Высокий темп движения, который мы взяли накануне, удалось поддержать и на этот день. Тропа проходила по ребру, возвышающемуся среди горевшего несколько лет назад леса. Серые с желтоватым и зеленоватым оттенками лишайники украшали почерневшие стволы деревьев, но буйство зеленой жизни уже набирало силу в виде новых побегов, ростков кустарников, травы и цветов. В нескольких местах тропа подходила к возвышающимся над ребром скальным выходам. В этих узких местах, особенно там, где приходится шагать вверх с камня на камень, особенно эффектно смотрелись носильщики с поклажей на голове, грациозно балансирующие со своими тюками, баулами и корзинами.    Постепенно древесная растительность вовсе исчезла. Небо вновь стали затягивать тучи. Поднявшись на очередное скальное возвышение, мы увидели впечатляющее зрелище - вереницу носильщиков с поклажей на головах, идущих по только что пройденной нами тропе. Оказалось, что место, где мы остановились, середина сегодняшнего перехода. Пасмурная погода и ветродуй на вершине пупыря не располагали к комфортному перекусу, да и времени после обильного завтрака прошло не более полутора часов, поэтому мы решили перекусить, когда достигнем места ночевки, тем более, что дальше на предстоял почти горизонтальный траверс, который мы одолели менее, чем за час. Перекусив, мы по сложившейся уже традиции отправились дальше по тропе в направлении нашего завтрашнего перехода. Погода совсем нахмурилась. Тропа проходила по каменистой пустынной местности, плавно забирала в гору, иногда петляя среди огромных валунов. Серый туман постепенно окутывал нас, видимость то резко ухудшалась, то вдруг появлялись просветы. Временами накрапывал дождь, даже не дождь, а просто капельки воды сами собой начинали конденсироваться из тумана. Мы не спеша, набирали высоту, контролируя свой путь по GPS. Набрав метров 500 по отношению к месту ночевки, мы решили, что пора возвращаться, так как погода явно не желала в скором времени распогоживаться. Не смотря на туман с того места, где мы остановились на перекур, мы обнаружили непонятные оранжевого цвета объекты, расположенные на склоне в той же стороне, что и наш лагерь. Огненный цвет видения и прогулка по горелому лесу натолкнули на мысли о том, что это горит трава. Однако когда горит трава, огонь движется, а наше видение признаков движения не подавало. Раззадоренные глюком мы двинулись обратно, интригуемые этим загадочным явлением. По мере того как мы возвращались, загадочный оранжевый мираж смещался из стороны, в сторону оставаясь, тем не менее, всегда левее места нашего лагеря. По мере спуска туман начал рассеиваться, а наш мираж   то временами пропадал за перегибами склона, то появлялся вновь, продолжая манить своей неразгаданостью. Любопытство все сильнее гнало нас вперед, туман почти рассеялся, и мы увидели, что между нами и миражем излучина реки, в глубоком каньоне. Горячие головы тут же предложили рвануть напрямик, на встречу с приключениями, и даже устремились вниз по склону. Однако умудренные головы сначала затормозили, сей порыв, а после и вовсе развернули всю компанию на тропу, мотивировав свое решение тем, что короче тропы в горах дороги нет. Следуя этой самой тропе, мы довольно быстро подошли к речке. Собственно речки как таковой, с журчащей в русле водичкой, не было. Чистая, прозрачная вода стояла в огромных каменных ваннах, которые образовывали целый каскад, спускающийся, откуда-то сверху, и уходящий, пересекая тропу вниз. Неподалеку от тропы виднелось несколько мест, где река была стиснута вертикальными каменными стенками приличной высоты. Помыв ноги в студеной чистой воде, мы двинулись дальше в сторону лагеря. На подходе к стоянке начал накрапывать дождь. А в самом лагере нас ждали сразу несколько сюрпризов. Оранжевым глюком, преследовавшим нас на обратной дороге оказались палатки, стоявшие поодаль от нашего лагеря. Главный сюрприз подготовили наши носильщики, доблестные парни при установке одной из наших палаток порвали ее тент. При его древности сделать это было совсем не мудрено. Зато теперь в случае сильного или продолжительного дождя мокрые спальники были нам обеспечены. Отважные гиды забились в свои палатки и не показывали носа. Эта ерунда с нашей палаткой их совершенно не касалась. Порывшись в своих закромах, мы извлекли скотч и залечили рваные раны тента. Как только нам это удалось, дождь усилился. Мы вчетвером забрались в палатку в ожидании ужина. Тем временем дождь разыгрался не на шутку и наши мысли, естественно закрутились вокруг рваного тента и будущих ночевок. Илюха вспомнил исключительно эффективный    способ остановки дождя. Всего то нужно было вспомнить ровно 40 лысых. Первая десятка пролетела незаметно, после второй десятки между вспоминаемыми лысыми стали образовываться длительные перерывы, но и дождь вроде стал тише, к завершению третьей десятки дождь заметно убавился, но бросать начатое было боязно, поэтому решили дожать погоду и вот вспомянут 40-й лысый. Уже не помню, кто им оказался, но он назван, и, о чудо, дождь прекратился. Как оказалось наше средство подействовало на целую неделю. Следующий дождь застал нас уже на озере Маньяра на сафари.    К ночи небо совершенно очистилось, а к утру даже подморозило так, что земля, камушки, травинки и веточки кустарников и тенты палаток покрылись инеем. Палатки были поставлены таким образом, что прямо перед нами открывался простор во всю ширину горизонта, на котором правильным треугольником возвышался пик Меру как будто аппликация, приклеенная к малиново-пепельному утреннему небу.   За спиной возвышалась громада вершины Килиманджаро, из-за плеча которой поднималось солнце, постепенно сокращая тень горы, в которой расположился наш лагерь.   Его лучами плавился иней и разбрызгивалось тепло, которого в тени вовсе не хватало, видимо поэтому наши проводники не очень то торопились вылезать из палаток до тех пор, пока тень не была побеждена. Следуя выработавшемуся стилю, мы снова быстро собрались и двинулись вперед. В программе сегодняшнего дня было предусмотрено восхождение на какую-то отдельно стоящую балду, по несложному скальному маршруту. В ярком солнечном свете каменистая пустыня, через которую мы шли, выглядела не более приветливо, чем во вчерашнем тумане, но идти было, все-таки веселей. Как по расписанию к полудню вновь набежали тучки, сел туман. Не более чем за два часа мы дошли до середины дневного перехода. В этом месте мы свернули с тропы и направились в сторону обещанной скальной балды. Путь к ней лежал по не крутым каменистым склонам, за которыми нас ожидал поросший травой заболоченный распадок. Пройдя распадок и поднявшись по его склону, мы очутились на плоской площадке с одной стороны отгороженной стенкой их скал высотой не более пяти метров, с другой стороны возвышающейся скальной стеной уходящей в туман метров на 250-300. Жувнув и хлебнув перекусных харчей, мы вслед за Стенли, отправились карабкаться на эту балду. Тропка на вершину проходила через несколько каскадов простых скал. Получив удовольствие от лазания по легким скалам, мы вскоре стояли на плоской вершине балды, окруженные пеленой густого тумана. Не видны были даже рюкзаки, которые мы оставили внизу на площадке. Потоптавшись не вершине, мы двинулись в обратный путь. Извилистая тропка под гору вскоре вывела нас сначала к говорливой горной речушке, а потом и к поляне на которой нам предстояла ночевка. Место это было самое экзотическое из всех мест, где мы ночевали. Во-первых гора возвышалась над ущельем, во всей красе щеголяя своим снеговым убором, во-вторых, само ущелье просматривалось вниз до самой равнины, и в верхней части долины росли причудливые пальмы. Пейзаж довершали настоящая речка, которая прорезала левую часть долины глубоким каньоном и скальная стена высотой около 500 метров, отвесно поднимающаяся сразу за речкой. Наш завтрашний путь в штурмовой лагерь предполагал подъем на эту стену. Из лагеря стена смотрелась весьма внушительно. В этот вечер вопреки обыкновению мы не пошли на после маршрутную прогулку, а просто поболтались вокруг лагеря фотографируя окрестную красоту. К вечеру облака расступились и заходящее солнце подсветило ущелье золотом, а вышедшая позже луна посеребрила снега Килиманджаро. Утро снова было ясным и в лучах восходящего солнца ущелье заиграло новыми яркими красками. Пока мы позавтракали, и собрались в путь, долина постепенно затянулась дымкой, исчезла утренняя прозрачность воздуха, и отдельные барашки облаков начали собираться в плотные отары. Видимо грозный вид стены мобилизовал боевой дух остальных путешественников и к моменту, когда мы были готовы выступить, на тропу вышло уже несколько групп туристов. Скальная стена, выглядевшая неприступной, действительно была крутой, дело облегчало то, что по полочкам на ней серпантином проходила тропка, по которой можно было свободно идти без помощи рук. Меньше чем за час мы поднялись наверх и оказались в очень живописном месте. Словно шляпка гигантского гриба под нашими ногами блестела монолитная глыба, на которой по разным сторонам света были выложены пирамидки из камней. С этой естественной смотровой площадки открывались захватывающие дух виды на лежащие у подножия горы долины, на уходящую вниз, за перегиб склона тропу, друг на друга, гордо поднятыми головами, стоящими на краю этой небесной бездны. 
Налюбовавшись окрестностями, мы двинулись дальше. Теперь тропа повернула вниз и у нас появилась возможность пробежаться на спуске, что мы с удовольствием и предприняли. Я в который раз добрым словом вспомнил свою акклиматизацию на Кавказе и катание на горных лыжах. Ноги на спуске, как и дыхалка на подъеме не подвели.  Вскоре небо, как по расписанию, затянуло тучами, но идти в такую погоду было гораздо приятнее чем, под палящим солнцем. После довольно продолжительного спуска мы вышли к ручейку, за которым начинался крутой подъем по 300 метровому склону. Поболтав в студеной воде ногами, мы двинулись «…вперед и вверх, а там …» нас ожидал пост работников парка, оборудованный весами и туалетами - деревянными будками с дыркой в полу, выкрашенными снаружи в черный цвет. Эти сооружения украшали все места стоянок и остановок. Часть носильщиков, поднявшаяся на эту поляну, принялась ставить палатки, однако наш путь сегодня лежал гораздо дальше. Малость передохнув мы направились дальше вверх по не очень крутой тропе, которая терялась в серой пелене тумана. Идти по ней было скучно и нудно, а может быть, просто накопилась усталость. Тем не менее, мы дотопали до внушительного вида камней, где остановились на перекус.   После перекуса двигаться стало веселее, да и погода вроде стала налаживаться, потянул ветерок, и серая мгла вокруг нас растворилась, открывая цель нашего сегодняшнего перехода – лагерь, расположенный на гребне, путь к которому лежал через распадок. Еще один спуск, еще один крутой взлет и мы у цели. На гребне на площадках между камнями ищем место для палаток. За нами успел только носильщик с баулом Ильи. С верху, с горы спускаются восходители, сияя счастливыми лицами. Поздравляем их с вершиной. Тропа на гору сразу за лагерем круто поднимается вверх, слева по ходу видно снежное плечо горы. Мы решаем предпринять прогулку вверх по тропе, подняться до высоты 5000м, чтобы ночевалось хорошо. Не спеша, движемся вверх, набирая высоту, солнце катится к закату, не смотря на ясную погоду прохладно, возможно высота добавляет негативных ощущений. Останавливаемся, делаем несколько закатных фотографий и решаем возвращаться. Завтра выход в два ночи, а хорошо бы выспаться. Ужинаем в нашей палатке, за ужином пьем много чая. Наконец разбредаемся по спальным мешкам и засыпаем. Заведенный накануне гидробудильник не дает проспать ранний подъем. К тому времени, как мы выступаем, впереди на склоне горы видны цепочки светлячков, которые движутся вверх по склонам, обозначая направление тропы. На гору выходят семь человек. Во главе идет Стенли, замыкают группу еще двое проводников. Продвигаясь своим темпом, мы довольно скоро обгоняем несколько вышедших раньше групп. Некоторые уже начали спуск, видимо что-то не заладилось. Тропа петляет серпантином, налобные фонарики идущих выше восходителей начинают сливаться со звездами на темном небосводе. Внизу в долине яркими огнями сияют поселки. Делаем краткие остановки для восстановления дыхания, и продолжаем двигаться вверх. Вот уже небо стало чуточку светлее, и на его фоне постепенно вырисовывается контур Горы. Замечаем, как справа от нас   траверсом по склону тянется такая же, как у нас цепочка светлячков. Приближается рассвет и, на перегонки с солнцем, мы топаем в сторону вершины. Вот мы уже достигли границы кратера. Теперь осталось пройти по его краю до самой высокой точки Африки. Дует сильный ветер. Холодно и не уютно. Двигаться приходится медленно. Кто-то надолго останавливается отдыхать, кого–то проводники ведут под руки, давит высота. А солнце уже выпустило из-за горизонта робкие неяркие лучи молочно белого цвета, которые осветили половину голубеющего на глазах небосвода. Вот уже оранжевая полоса окрашивает горизонт, показывая границу земли и неба. Еще чуть–чуть и на востоке вспыхивает самая яркая звезда, лучи которой прорезают светлеющий на глазах небосвод. Разгорается оранжевая точка, ледник, камни и одежды путников мгновенно приобретают розовый оттенок, но лишь на какое-то мгновение, а затем оранжевая точка на горизонте стремительно растет, заливая все вокруг нестерпимо ярким светом. Солнце встало.  
Возле тура на высшей точке Африки очередь на фотографирование. Улучив момент, и мы делаем памятные снимки. Еще раз оглядываем раскинувшиеся у наших ног африканские просторы. Теперь пора вниз. Обратный путь лежит по крутым каменистым осыпям. Если хватает силенки можно без остановки скользить по ним до самого низа. Но нагрузка на ноги будь здоров, да и пыли многовато. Тем не менее, часов около 9 утра мы уже спустились в наш лагерь. Посоветовавшись со Стенли, решаем, что часов до 12 спим, а потом спускаемся до самого низа, минуя промежуточный лагерь. Вопрос с автобусом и гостиницей Стенли обещал решить. Заползаем в свои палатки и тут же вырубаемся. Проснувшись в условленный час, быстро перекусываем, собираемся и уходим вниз. Перед выходом прощальное фото всех участников нашей команды. По возможности бодро бежим под гору, изредка останавливаясь для фотографирования окрестных красот. Вот уже и ноги гудят, а тропинка, петляющая между деревьями, никак не хочет привести нас к конечному пункту нашего маршрута. Наконец мы подходим к посту национального парка. Чуть выше по тропе в бетонном лотке течет речушка. Отправляюсь туда и долго и с наслаждением мою уставшие от долгого напряженного перехода ноги. Мы последний раз регистрируемся, Стенли сообщает, что автобус прибыл. Берем поклажу и движемся еще дальше в низ по грунтовой дороге. По пути к нам подходят местные жители, предлагая купить каких-нибудь сувениров. По мере приближения к автобусу их становится все больше, а действия каждого все навязчивей. Не без усилия нам удается выдержать этот напор.   Наконец все погружено, и мы уезжаем в Арушу. По дороге договариваемся со Стенли, что он организует нам завтра прогулку в красивое место с поеданием африканских фруктов. Два часа спустя африканский Сергей поздравляет нас с успешным восхождением. Мы отправляемся в гостиницу, принимаем душ и расслабляемся. В нашей африканской программе осталось всего два невыполненных пункта – сувениры и сафари.
На следующий день ведомые нашим доблестным гидом Стенли мы отправились на рынок покупать фрукты. В прошлый раз мы прошлись только снаружи рынка, теперь для нас открылось его чрево. В отличие от молчаливых рынков средней полосы России этот был переполнен звуками музыки, громких разговоров, снаружи доносились гудки и шум двигателей машин, а довершали картину соблазнительные запахи от спелого ананаса до копченой рыбы. Закупив фруктов, мы погрузились в автобус и отправились за город на берег озера, где нам приготовили обед, а мы предались фруктовому чревоугодию, для дезинфекции запивая их джином с тоником. Вторую половину дня мы посвятили сувенирам. Побродив по городу, мы набрели на лавку, в которой торговала семья индусов.
В этом магазинчике мы и закупили основной объем сувенирных маечек, рубашечек, накидочек и прочего текстиля. Кроме того, хозяева лавочки дали нам адрес хорошего ресторана, куда мы с удовольствием рванули от наших гостиничных шлепанцев. Начавшийся с чревоугодия день чревоугодием и закончился. Место, которое нам посоветовали индусы, оказалось гостиницей с лифтом, бассейном и четырьмя ресторанами – итальянским, индейским, китайским и европейским. Войдя в гостиницу, мы сразу попали в итальянский ресторан, и принялись заказывать корм и выпивку, только после этого разобрались, что тут же представлены и другие кухни. По аргентинской традиции мы заказали красного вина и провели вечер в обжорном стиле. Так, как курение в этом зале было не предусмотрено, Илюха периодически отлучался и приносил из разведки все новые и новые сведения, благодаря которым и было обнаружено наличие остальных ресторанов, бассейна и прозрачного лифта, котором мы не преминули прокатиться. К сожалению стекла лифта, отражали его внутренность как зеркала, не давая возможности с высоты семиэтажного дома оглядеть ночную Арушу.
Утром за нами приехал джип, приготовленный для сафари. Дорога   до национального парка на озере Маньяра заняла часа два, мы приехали в поселок неподалеку от озера, где нам предстояло провести следующие две ночи. Этот день пришелся на какой то мусульманский праздник, всюду гремела музыка, многие жители были одеты в праздничные белые одежды. Побросав пожитки в бунгало, мы вооружились фото-видео техникой, загрузились в джип, и поехали на свое первое знакомство с африканской живностью. У меня не хватает слов описать те эмоции, которыми мы были награждены, щелкая фотокамерами, наблюдая за африканским зверьем на протяжении двух дневной поездки по танзанийским национальным паркам. Все это нужно непосредственно увидеть и самостоятельно ощутить – « ни в сказке…, ни пером…».
  
 
 
На обратной дороге в Арушу нас еще больше чем африканская живность и африканские красоты поразило отношение нашего водителя к представителям власти. В каком-то из поселков нашу машину попытался остановить полицейский. Водитель проехал мимо, даже не снижая скорости. На наши недоуменные вопросы ответил, что он уже тут останавливался, и полицейский выпрашивал деньги. В следующей деревне история повторилась, только теперь полицейских было двое и один из них с автоматом. Вот так мы случайно столкнулись с загадочной африканской душой. Незаметно пролетели эти последние дни, и вот мы уже возвращаемся в Кению. Автобус из Аруши сделал остановку в Аэропорту Найроби. На нас сразу накинулась свора местных «помощников», готовых решить абсолютно любые проблемы. Единственное, чем они смогли нам помочь, это докатить тележки с баулами до камеры хранения. От прочих услуг мы старательно отнекивались, однако избавиться от навязчивости этих людей было не так то легко. В конце концов, мы обступили одного из них на перебой, засыпая его, их же стандартными английскими фразами - «Как сам… Откуда ты… Лучшая цена для моего друга…». Парень обалдел и на какое то время отстал. Устроив аукцион по снижению стоимости проезда от аэропорта до города среди таксистов, мы, предварительно уточнив, интересные места и заполучив карту города, выехали из аэропорта. Найроби, как и положено мегаполису встретил нас не большой, но пробкой. Полноценное возвращение в цивилизацию состоялось. До темна бродим по центру современного мегаполиса с небоскребами, фешенебельными гостиницами, стеклянными банками, ресторанами, забегаловками, магазинами, рынками и парками. Вечером, погрузившись в настоящий английский кэб колониальных времен, мы домчали до аэропорта, с тревогой вслушиваясь в скрежет коробки при переключении передач. Расплатившись с шофером, отправляемся в камеру хранения, забираем баулы, регистрируемся на рейс, попутно обоявывая молоденькую работницу, багажной стойки, снижая стоимость доплаты за лишний вес багажа. Вот и последние минуты в Африке. Прощай черный континент, спасибо за чудесные дни, и яркие впечатления, которые ты нам подарил.   


    На мой взгляд, ссылки выложенные ниже
    достойны чтоб на них взгянуть.

             
                 
                                        
              



  В этом разделе Вы можете
  написать письмо хозяину сайта.


  
   Главная       Стихи       Проза       Фотографии        Дневники       Гостевая       Музыка