Прогулка
         Привет, Лом!!!
         Спуск
         Любовь и Благодарность
         Соло
         Спички
         Путь к Богу
         Картошка и горшок
 
                                                   Соло
 
Два года подряд провести отпуск в высоких горах не получалось. То работа заедает, то дела семейные достают,  то вдруг в самый неподходящий момент кончаются деньги.  И так все это накрыло Лома, что тусклым показался ему белый свет, никчемной собственная жизнь, и вообще…  Невидимый штопор, тянул его в бездну, воруя горизонт, яркие краски чувств, и радостное ощущение собственной жизни.
Мелкие поблажки, которые он получал от жизни в виде бани с друзьями, или просто пьянки с приятелями, были не в состоянии компенсировать потерянной  земли под ногами. Той основы мироощущения, в  которой он черпал свои жизненные силы, и которыми  щедро  делился с  тянувшимися  к нему людьми.
Лом стал подолгу замыкаться в себе. В глазах вместо всегдашних иронических искристых зайчиков, все чаще проглядывали темные бездны, в которые было страшно смотреть. Казалось, что батарейка, так безотказно служившая Лому на протяжении стольких лет,  внезапно разрядилась, причем способ ее подзарядки безнадежно утрачен.  А секрет подзарядки был предельно прост – поездка в высокие  снежные горы.
И вот мольбы страдальца услышаны. Проблемы либо разрешены, либо задвинуты на потом, все вроде бы совпадает. И время, и деньги на поездку, и сама Гора.   Настоящая Гора. Лом долго рылся в Интернете, и, наконец, нашел, чем потешить свою изголодавшуюся по приключениям душу. Это оказалось не что иное, как соло на Гору по мало хоженому маршруту. Лом буквально воспламенился этой идеей. В глазах  появился   загадочный блеск.
Последние дни на работе перед отпуском даже воздух вокруг Лома искрился от томительного ожидания.  Но вот традиционные  отпускные торты съедены, Напутственные слова от сослуживцев услышаны. Впереди только дорога. Пара дней на окончательные сборы и закупки, и вот уже пленительный горизонт распахивает перед Ломом свои дорожные объятья.
Дорога до Горы пролетела незаметно. Все мысли Лома были уже на там, поэтому окружающее воспринималось как отстраненная, но необходимая, попутная декорация. Машинально Лом всматривался в дорогу, заправлял автомобиль, что-то жевал и пил. Все его разумное существо было уже там, в исходной точке маршрута. Лом  подробно изучил все описания, которые удалось раздобыть, распечатал фотографии и карты маршрута. Ключевые места стояли перед глазами, стоило их прикрыть и мысленно сосредоточиться на  походе.  
Наконец асфальт под колесами машины сменился грунтовкой, пошли  камешки разного размера,  валуны, сомнительные мостики через бурную горную речку. Осталась ниже и зона чудесного соснового леса, благоухающего разнотравьем.  Поднявшись до верхних альпийских лугов Лом, подкатил к караю ущелья. Луговина, на которой он остановился, с одной стороны отгорожена руслом реки, с другой поднимающимися вверх крутыми склонами. Дальше уже не проехать. Быть базовому лагерю тут, решил Лом. Установил машину  на относительной ровной площадке, подклинил колеса камушками. Все первая стоянка готова.
Наскоро перекусив Лом, отправился на первую прогулку. Перед его глазами предстали наизусть выученные по фотографиям склоны ущелья, выводящего в начальную точку маршрута. Адаптируясь к высоте Лом, пошел  вверх налегке. Погода стояла прекрасная. Ярко голубое, какое бывает только в горах, небо, редкие барашки облаков, бархатно зеленые, будто бы плюшевые  склоны гор,  свистящие из травы суслики, вместе с легкой эйфорией от высоты привели Лома в сумасшедший восторг.  Хотелось обнять всю эту красоту, уместить ее душе, сохранить  ощущение беспричинной радости, которое переполняло сердце Лома.
Несмотря на эйфорийно восторженное состояние  Лом, не забывал и о своих дальнейших целях. Поднимаясь вверх, он выбирал дорогу так, чтобы как можно лучше рассмотреть ответвление ущелья ведущего под маршрут на Гору. Увлекшись этим занятием, ища наиболее короткую дорогу, он залез на довольно крутую сыпуху, сложенную среднего размера валунами.
Попрыгав по камням, Лом решил, что для хождения  с грузом это не совсем подходящий путь.  Тем временем набежали тучки, давая понять, что ходовое время «насухо» вот-вот завершится. Мокнуть в первый же день у Лома не было никакого желания. Покрутившись по осыпи, он  спустился к реке и двинулся в сторону лагеря.
Реку в этом месте обрамляли скальные останцы, возвышаясь по берегам, будто бы развалины старинных замков. Справа по ходу скалы вплотную подступали к воде, образуя прижим.  Лом обошел это место, переправившись на другой берег реки, а потом вернувшись под скалы.  Дальше плавно набирая высоту, он поднялся на  поросший травой склон, и, через пол часа был уже возле своей машины.  Времени до начала дождя хватило только на то, чтобы вскипятить воду.
Довольный своей прогулкой, воодушевленный окружающими красотами Лом перекусил. По крыше машины барабанил дождик. Не теряя ощущения радости от начала приключений, Лом  завернулся в спальник, и, слушая убаюкивающую песню дождевых капель, отправился в царство грез.
 Совершенно выспавшись, в пять утра Лом открыл глаза.  На  фоне только что  начавшего светлеть неба угадывались очертания  ближних гор, местами смазанные редкими облаками. Ничто не нарушало повисшую в воздухе тишину. Лом вытянулся в спальнике и предался блаженной неге утреннего покоя, когда спать уже не хочется, а вставать еще рано и можно понежиться в тепле уютной постели.
Светлело на глазах. Подождав еще не много, Лом вылез из спальника и начал собираться в дорогу. Есть не хотелось.  Почти все было готово еще с вечера, поэтому на все сборы ушло несколько минут. И вот  рюкзак на спине, брошен прощальный взгляд на стоянку,  и  в путь, вверх, вперед, навстречу приключениям.
Топать  по утренней прохладе с привычным весом рюкзака было приятно.  Рассветало, и  окружающий мир торопливо наполнялся цветами и звуками. Суслики затеяли свои пересвисты, им вторили малые птахи, долина просыпалась, повинуясь размеренному ритму здешней жизни.
Лом топал и топал по разведанному накануне пути. Забираться высоко на склон в этот раз он не стал, а пошел низом долины, довольно быстро вышел к прижиму, переправился через речку. Дальше он не ходил, и теперь ему предстояло сразу с грузом решать, как лучше преодолеть лабиринт мореных склонов и осыпей, отделяющих его от начала маршрута.
Погода, несмотря на поднимающиеся снизу облака, была еще ясная и гребень – его маршрут, был хорошо виден. Проторенных троп в нужном направлении Лом не обнаружил и, не  мудрствуя лукаво, решил держать курс на  прямо гребень. Оставалось только выбирать,  как  проходить попадающиеся на пути мореные гряды, разделенные между собой лощинами ручьев.  Длинным пологим обходам Лом предпочел более короткие крутые подъемы на гребни морен. Траверсы склонов вообще попытался исключить. Следуя такой тактике Лом шагал по гребням морен,   спускаясь в распадки ручьев, если они преграждали путь к ребру.
Часа через два с половиной  облаков набралось достаточно много, и солнышко стало  надолго исчезать в их пелене. То ли Лом уже достаточно высоко залез, то ли облака спустились пониже, но вверх они двигались уже рука об руку. А некоторые, наиболее шустрые, и вовсе обогнали его, и ушли выше. Гребень – его главный ориентир стал надолго исчезать из поля зрения, а преображенные туманом морены загадочно выгибали свои склоны, путая направление движения. Да и усталость уже накопилась на столько, что самое время было бы передохнуть. Не долго думая, Лом решил подыскать подходящее местечко и остановиться на стоянку.
Подходящее местечко вскоре обнаружилось. Небольшая лощинка возле верхушки мореной гряды, поросшая травкой, украшенная ромашками и незабудками в нижней части имела ровную площадку размером как раз для палатки. На краю площадки стоял  валун, как бы защищая вход в лощину снизу. Метрах  в десяти справа пробегал ручеек.  Лучшего места трудно было бы ожидать. Лом с удовольствием скинул изрядно потяжелевший  за дорогу рюкзак и принялся устраивать лагерь.
Несколько минут спустя палатка уже заняла свое место, все вещи были внутри, а Лом кипятил в котелке воду.  Правда, позавтракать под открытым небом не удалось. Капли начавшегося дождика загнали его в палатку. Сознание того, что насухо проскочил в следующий лагерь, приятно согревало, разморенный от еды, усталости, и непогоды Лом  незаметно задремал. Дождь с редкими перерывами на град и снег куролесил  до конца дня.
Следующий день Лом посвятил разведке дальнейшего пути и поиску места для лагеря. Дождь зарядил раньше обычного  и снова не стихал до конца дня. Переходить на новое место под дождем не хотелось, и он решил  сделать это завтра. Решение было правильное, так как даже среди ночи просыпаясь, Лом слышал, как капли неустанно бьют по крыше палатки.
Ранним утром как всегда дождик отдыхал, и Лом, не теряя времени, свернул лагерь и перешел наверх. Теперь он обосновался у самого начала маршрута.  Путь ближайших двух дней в ясную погоду хорошо просматривался прямо из палатки.  Свободное время Лома было посвящено тому, что он разглядывал, эту ждущую его дорогу размышляя над тем, как  он будет подниматься дальше.
Ночью была гроза. Лом не первый раз пережидал в горах грозу. Несколько раз слышал пение железа, и наблюдал, как  светятся кошки и клювик ледоруба.  Несмотря на дождь, он не поленился оттащить все железо  за камень в сторону от стоянки. Оставались только металлические дуги палатки, но он решил, пускай они будут громоотводами. 
Гроза поднималась снизу.   Из палатки  было хорошо видно, как кинжалы молний рвут серую массу облаков.  Раскаты грома слились в один сплошной рокочущий хор. Было жутковато наблюдать на приближение этого грохочущего, мечущего смертоносные стрелы монстра.Раскаты  Казалось, что именно за  его единственной живой душой во всем ущелье, явилось это чудовище.  Было похоже на порождение  детских кошмарных снов, заставляющих цепенеть от ужаса и безысходности.
Зрелище  стихийной мощи в двух шагах от лица настолько заворожило Лома, что он застыл, не смея шевельнуться. Казалось, что молнии уже пронзают не только окружающее в пространство непосредственной близости, но и палатку, и его самого, казалось, что громовой грохот  раздается уже не снаружи, а изнутри его тела.
 Оглушенный увиденным и пережитым Лом не сразу понял, что гроза прошла. Несколько минут он просидел неподвижно.  По палатке с привычным звуком стучала крупа,  временами сверкали отблески молний, сопровождаемые  раскатами удаляющегося грома.
Не включая фонарика, будто бы боясь спугнуть поселившуюся, где-то рядом удачу, Лом нащупал в кармашке рюкзака фляжку с коньяком, припасенным для экстренных случаев, открутил крышку и сделал большой глоток. Тепло  медленно поползло вниз по телу, возвращая ощущение  жизни. С днем рожденья, Дружище! Сказал себе Лом  и сделал еще один внушительный глоток.
На следующий день Лом проснулся позже обычного. Грозовая, эмоциональная встряска потребовали более продолжительного отдыха.  На этот день Лом планировал спуск в базовый лагерь за оставленным там высотным снаряжением. Погода после вчерашнего ненастья  милостиво сияла голубым небом, куда то, припрятав извечные облака. Лом не торопясь, собрался и налегке отправился вниз. Дорога теперь была знакома.  Кое-где Лом встречал свои собственные следы, тем не менее, периодически он запоминал координаты характерных точек маршрута в GPS, это на случай нулевой видимости, объяснял сам себе Лом.
Спуск занял не больше двух часов, при этом Лом отклонился от проторенной вверх тропы и сходил посмотреть правые отроги поросшей травой морены. Дальний склон завершался обрывистым берегом  живописной реки, причудливо изгибающейся среди торчащих,  острыми вершинами скал. В верхнем течении реки Лом разглядел озерцо, обрамленное яркой зеленью, и каскад из нескольких водопадиков. Последний водопад состоял из множества самостоятельных струй, будто бы пучок  серебряных волос на зубьях расчески. Налюбовавшись открывшейся красотой, Лом повернул обратно  в сторону своей тропы и вскоре был уже у машины.
Сначала он не понял, куда девался автомобиль. Вокруг расположился целый палаточный лагерь. С перевала из соседнего ущелья подошла группа туристов. Вчерашняя  непогода застала их в дороге. Промокшие до нитки они встали на дневку сушиться. Лом подошел, познакомился. Группа была большая, разновозрастная из городского турклуба. Шли в категорийный перевальный поход. Дневка  получилась вынужденная, внеплановая, дальше  группе придется нагонять упущенное время. Обсудив с туристами погоду, вчерашнюю грозу, дальнейшие планы Лом удалился в машину. Следующий перевал, которой должна была пройти группа, был хорошо виден со стоянки Лома и он предложил проводить их  к нему на следующий день.
Перекусив Лом, собрался прогуляться в другую сторону ущелья. Марина из   сушившейся группы поросилась пойти с ним. Разве Лом может отказать красивой девушке в таком пустяке. Они прогуляли почти весь день.  Марина рассказала, что она учится на третьем курсе в Технологическом университете, на экономиста. Еще в школе занималась музыкой, потом увлеклась фотографией и авторской песней, последние увлечения и парень Егор два года назад привели ее в турклуб. Этот поход ей не нравится. Собралась слишком большая  разношерстная группа и новички и старики. Руководитель слабый, постоянно куда то спешит, суетится, опасаясь отстать от графика. Она уже подумывает, как сойти с маршрута.   
Марина произвела впечатление на Лома. Он стал задумываться, не предложить ли ей пойти дальше с ним. Соло конечно здорово. Но пройти маршрут в двойке с Мариной может быть и безопаснее и приятнее. Шли они на равных. Марина не отставала ни на крутых мореных взлетах, ни  при попрыгушках с камешка на камешек на сыпухах.
 Поколебавшись, Лом стал расспрашивать Марину, как она думает сойти с маршрута. С их теперешней стоянки день пути до села внизу ущелья, а там на автобус и домой…  Однако, «Студентка, спортсменка… красавица» Лом, наконец решился, и предложил Марине принять участие в его походе на Гору. Он рассказал ей про маршрут, про то, что у него все рассчитано на одного, но можно потесниться.
У Марины азартно загорелись глаза, и она попросила время подумать до вечера. Нагулявшись и наговорившись, они вернулись на стоянку, где каждый погрузился в свои заботы. Лом принялся набивать рюкзак оставшимся снаряжением, готовиться к завтрашнему выходу. Марина отправилась помогать дежурным, готовить ужин на всю их араву. Договорились выйти с утра пораньше, чтобы попробовать по «сухому» пройти дневной переход.   
Туристы стали приглашать Лома на ужин, но он вежливо отказался, сказав, что только что поел. После ужина подошла Марина.
- Я решила идти с тобой, если ты не передумал. За ужином мы обсудили мое решение с группой.  Я сказала, что схожу с маршрута или вниз, или с тобой, если ты меня возьмешь. Они уже разделили мою раскладку.
- Не передумал, завтра  пойдешь со своими личными вещами, на верхней стоянке определимся. Из палатки тебя еще не выселили?
- Пока нет.
- Ну, тогда до завтра. Спокойной ночи.
- Спокойной ночи.
 Утром туристы собирались безумно долго. Лом уже и не рад был, что согласился идти вместе с ними. Сначала приготовили завтрак, потом копались, набивая свои рюкзаки, наконец, все вроде бы собрались, и руководитель объявил минутную готовность, которая оказалась 10 минутным ожиданием, так как кому-то приспичило в туалет. В итоге вышли не в семь часов, как планировал Лом, а около десяти.
По пути здорово растянулись, приходилось часто останавливаться и  подолгу ждать более слабых. Лом совсем извелся, давно уже ему не приходилось ходить таким образом. Марина держалась рядом,  шла ровно, не отставая. Вчера, во время прогулки они проговорили  про всякую всячину и теперь шли молча, погруженные в свои мысли, каждый по-своему стесняясь тянувшейся по близости  группы.
Часа через три подошли под морену, выходящую на перевал. Дальше их пути расходились, Лом с Мариной уходили влево под маршрут, а туристы должны были забирать вправо на перевал, который было хорошо видно. Коротко распрощавшись, каждый двинулся в свою сторону.
До палатки Лома дошли меньше чем за пол часа. Марине понравилось выбранное Ломом место. Пользуясь хорошей погодой, они решили прогуляться выше «пощупать маршрут». Крутая мелкая осыпь, с которой все начиналось, местами  была прикрыта снежными языками. По этим «лестницам» они довольно быстро поднялись на перемычку, с которой начинался траверс под отвесной скалой,  поднимающейся  метров на триста вверх. По описанию маршрута место следующего лагеря рекомендовалось на перемычке. Устраивать стоянку на рекомендуемом месте им не захотелось. Площадка не очень ровная, неуютно, хотя  расположена в тени отвесных склонов, и сильного ветра тут быть не должно.
Решили  сразу пройти еще и траверс, посмотреть выход на снежный взлет. Скальная стена, под которой проходил маршрут давила своей мощью, вертикально вздымаясь, и нависая над головой. Глядя из-под нее вверх, можно было увидеть только каменное небо. Изъеденная трещинами скала периодически бросала вниз камни, которые с гулким стуком шмякались на склон и, подпрыгивая, как мячики катились дальше вниз, пока не успокаивались среди более крупных товарищей. Поглядывая вверх, путники, буквально прокрадывались вперед. Через пол часа они миновали опасную стену, и вышли на снежный склон. Можно было  чуть-чуть расслабиться, и наладиться открывшимися видами.  
Перед ними распростерлась долина. Нижняя  ее часть была плотно закрыта облаками, на фоне которых красным пятнышком выделялась их палатка.  На противоположном склоне почти под самым перевалом виднелись ярко желтые не промокаемые чехлы на рюкзаках туристов, карабкающихся по сыпухе.  Группа растянулась по всему склону, было похоже, что они  не успеют до непогоды пройти перевал.  Ну, да им не впервой, подумал Лом, а вслух сказал
- Думаю, через час облака доберутся до нас, и будет снег. Пора спускаться
     Марина молча кивнула. Оглядев еще раз склоны, Лом заметил лазейку левее пути их подъема. С виду казалось, что петлю, которую они сегодня сделали, поднимаясь на перемычку и траверсируя склон под скалой можно обойти по льду почти напрямую. Но сверху из-за перегиба склона и участка скальных выступов путь до конца не просматривался. Поэтому, они вернулись к палатке по пути подъема. Новую дорогу наверх Лом решил  сначала разведать снизу. На подходе  к палатке их встретили свинцовые облака. Видимость упала до нескольких метров, и снежная крупа мелкой дробью отсалютовала по пологам палатки.
Лом сходил за водой, они залезли внутрь.  Марина, несмотря на крайне ограниченное пространство, попыталась навести подобие уюта в этой холостяцкой малометражке, и это, несмотря на то, что даже сидеть вдвоем  одновременно не получалось. Одному приходилось ложиться на бок и изгибаться вокруг сидящего. Правда у палатки были два тамбура. Первый использовали для  парадного входа и кухни, второй для склада. За него то Марина и принялась в первую очередь.
Пользуясь тем, что крупа на время перестала сыпаться, она полностью раскрыла палатку и принялась сортировать снаряжение, продукты, вещи свои и Лома. Косо поглядывая на эту бурную деятельность Лом, кипятил воду. Его внимание было поглощено тем, что бы не опрокинуть воду, не уронить горелку, и не наделать пожара. Разместив барахло в тамбуре, Марина  вылезла из палатки, принялась укреплять камнями низ полога, чтобы их «склад» не затапливало. Тем временем Лом вскипятил воду и заварил чай.  Не хитрый  ужин был готов.
Погода была милостива и дала им напиться чая, не залезая в палатку, даже позволила  с часок поболтать на свежем воздухе. Окружающие горы и снизу и сверху были в серой пелене, создавая  Марине и Лому дополнительное ощущение уединения. Обсудили план восхождения. Палатка маленькая на высоте вдвоем  в ней будет совсем неудобно. Поэтому Лом предложил оставить ее, а дальше строить пещеры. Дополнительно часа три- четыре работы, зато тепло и удобно. Тем более, что пещера, при удачном раскладе,   понадобится всего одна.
Незаметно, за разговорами подкрались сумерки. Учитывая ранний выход, решили укладываться спать. После того как Марина навела порядок в палатке и все что можно выселила в тамбур, места стало побольше, но вдвоем лежать на спине все равно не получалось. Покрутившись так и эдак, нашли самое удобное положение в обнимку, причем Лом ухитрился улечься на спину, а Марине пришлось довольствоваться правым боком.   
Спал Лом плохо. Сначала долго не мог заснуть. Ощущение близости женского тела не давало покоя.  Правую руку он сразу подложил под голову Марине, а левая долго не могла найти себе места, порхая под  крышей палатки, как вспугнутая птица. Наконец она угнездилась  около Марининого живота. Марина, просунула свою ладошку в его ладонь и помогла беспокойной птице найти уютное место. 
Ощущение тепла Марининой руки ввергло Лома в новый водоворот эмоций. Он уговаривал себя спать, рассказывал про трудности завтрашнего перехода, повторял буддийские мантры, все было напрасно. Некто внутри него не сдавался, не желал успокаиваться, и не давал Лому заснуть. Марина дышала ровно. Ее рука  расслабленно лежала в его ладони, и Лом позволял себе лишь незаметными касаниями поглаживать Маринины пальцы. В конце концов, изнуренный борьбой с самим собой Лом задремал.
             Он проснулся первым. Правая рука, на которой лежала Маринина голова, затекла от неподвижности. Стараясь не потревожить спящую, Лом осторожно вытащил ее и принялся разминать. Предутренние сумерки позволяли различать  только очертания предметов. Глаза постепенно привыкали  к полутьме, да и светлело с каждой минутой. Приподнявшись Лом взглянул на Марину. Она лежала, свернувшись, на сколько позволял спальник и стенка палатки.
Из-под шапочки на Марининой  голове торчали волосы пепельного цвета. Напротив лица вверх по пологу палатки серебрилось ее замерзшее дыхание. Лом провел пальцем по крыше палатки, посыпался иней. Да, солидно надышали, не спасло даже то, что Лом на ночь оставил открытыми не только отдушины в крыше, но и полга палатки с обеих сторон. Видно ночью здорово похолодало. Завтра полнолуние, может быть, погода улучшится, а вдвоем тепло, даже жарковато было спать, размышлял Лом, вспоминая прошлую промозглую ночевку, и прикидывая, пора или нет, будить Марину.
Пора, решил, наконец, Лом – иначе из палатки не выйти, а уже очень даже нужно. Потрепав спящую девушку по плечу, Лом изрек:
 – Доброе утро, красавица,  Рассвет уже завезли.
Марина вытянулась в струну, и только потом  повернулась на спину, раскинула руки, открыла глаза и с улыбкой ответила:
- Доброе Утро. Что и солнце обещают?
- Обещают, если не проспим, буркнул Лом, которому уже не терпелось вырваться наружу. Он расстегнул полог рабочего тамбура, перелез через Марину и вылез на улицу. Первые лучи утреннего солнца только что коснулись дальних вершин, словно на них вдруг выпрыгнули солнечные зайчики.  Ясное небо поднималось из темно синей тени в лазурные выси. В долине отдельные кучерявые облака еще не  успели собраться в плотные отары.
На улице было холодно. Руки без перчаток мерзли. Остатки вчерашнего дождя замерзли на камнях. Лом чуть не грохнулся, неосторожно наступив на  покатый камень, тело  причудливо изогнулось, и равновесие удалось удержать, но левую мышцу бедра  пронзила острая боль. Вот черт, ругнулся Лом, не хватало еще на ровном месте травмы  получать.
Он спустился к ручью, умылся, похромал обратно. Наступать на левую ногу было больно. Из палатки высунулась голова Марины. 
- Смотри осторожно, тут все камни покрыты ледком, скользко, предупредил Лом.
- Я уже ногу потянул.
- Что, сильно? Спросила Марина, глядя, как Лом ковыляет к палатке.
- Пройдет. Сейчас троксевазин достану – массаж  спасет. Смотри, красотища какая, обвел рукой ущелье Лом.
Марина выбралась из палатки,  с удовольствием потянулась и огляделась.
- Да-а-а. Здорово, и с погодой, похоже, налаживается.
- С погодой поглядим – вон уже облачка собираются, к обеду может опять все затянуть. Давай собираться, и наверх. Вон тот снежный склон лучше пройти, пока он в тени. А то, там, наверное, за ночь снега нападало, как бы нам с тобой в лавинку не попасть.
- А завтракать когда мы будем? Поинтересовалась Марина.
-  Проголодалась, Прелестница?
- Да нет, так для порядка спросила.
-  Тогда наверху.
Пока Марина ходила к ручью, Лом достал мазь, и густо смазав ногу, принялся с силой  ее растирать. Было больно, но он, только стиснул зубы, нащупывая пальцами болевой очаг и безжалостно его массируя. Закончив экзекуцию, Лом  вылез из палатки. Марина уже хлопотала около их «склада» собирая свой рюкзак.  Лом присоединился к ней, вдвоем они быстро распределили снаряжение, продукты, и за пол часа  все вещи были собраны, палатка застегнута.  Решили присесть на дорожку.
Чтобы не ковыряться на склоне, они  сразу надели обвязки. Кошки и инструменты пристегнули к рюкзакам снаружи. Взгляд в долину и, вперед, и вверх… Лом решил идти  правее их вчерашнего маршрута. Он был почти уверен, что проход по ледяным полям есть. В крайнем случае, пролезем чуть-чуть, вся снаряга теперь с собой. Стараясь сильно не грузить больную ногу, Лом пошел вперед.
Сначала было полого, и разогретая массажем и мазью нога беспокоила не сильно. Лом даже прибавил шагу. Ничего разойдется, утешал себя он, терпимо, «это не боль, если болит нога…» сами собой вспомнились строчки из песни Высоцкого. Довольно быстро  по снежникам они прошли верхнюю часть морены, и вышли на ледник. В этом месте  смерзшийся фирн  на поверхности ледника был присыпан  мелкими камешками, идти было не скользко. Где-то в глубине под ногами слышалось журчание воды, но трещин, выходящих на поверхность не просматривалось, да и толща льда тут не должна была быть большой, так что шли по-прежнему, не связываясь.
Приходилось все больше отклоняться вправо, так как прямо перед ними высились сильно разрушенные вертикальные скалы высотой метров двадцать, которые ступенькой поднимались над ледником. Тратить время на лазание не хотелось. Лом по прежнему надеялся найти простой обходной путь по льду. И действительно правее скальная ступенька уменьшалась и перекрывалась  поднимающимся  крутым снежным склоном.
Удачно получилось, пройдем, решил  Лом. Вроде пока и не очень круто.
- Марина, как ты на такой крутизне, страховка нужна, или так пройдем, спросил Лом.
- Пока нормально, только лучше кошки надеть.
- Пока наст крепкий, держит хорошо, я буду бить ступеньки носками ботинок, так пройдем быстрее, ответил Лом, но смотри, если почувствуешь что-то не так, сразу кричи.
Лом вышел на склон и принялся методично долбачить носками ботинок по снежному насту. От его ударов  в плотном снегу оставались округлые углубления, глубиной  с десяток сантиметров, которые как ступеньки держали ногу. Склон, полого начавшийся, постепенно набирал крутизну.  Марина шла  следом по этим ступеням. По ее виду трудно было понять, на сколько комфортно ей такое перемещение. Через полтора часа  они поднялись метров на сто, и подошли к тому месту, откуда вернулись  вчера. Лом достал лопату и раскопал ровную горизонтальную площадку.
Они сбросили рюкзаки, Лом достал термос и сухофрукты.
- Ну, вот, теперь завтрак отработан, сказал он, протягивая Марине курагу и крышку термоса с дымящимся напитком.
- Здорово. Завтрак в «Снежном Ресторане» с видом на «Солнечную Долину» улыбнулась Марина.
Подкрепившись, они принялись любоваться на долину. К этому времени внизу прибавилось облачных барашков, которые потянулись наверх. Чуть выше по следам Лома и Марины медленно ползла граница тени. Она и уже подкрадывалась к их палатке, инородным телом красневшей среди буровато–серых камней морены.  Туристов на перевале  видно не было, похоже они успели вчера перевалить в соседнюю долину.
Дальше решили идти по всем правилам - в кошках, в связке, и со страховкой через ледоруб. Падать на таком склоне было бы совсем некстати. Проверив у Марины обвязку, карабин, пристегнув ее ледоруб на оттяжку, Лом пошел вверх. Разогревшись от проделанных упражнений,  нога не беспокоила. «И замечательно», размеренно шагая, подумал Лом. Бить ступени в кошках было неудобно, и пока позволяла крутизна, он ставил ногу на полную ступню, но крутизна склона росла, и постепенно пришлось переходить на передние зубья. Пройдя веревку, он снова выкопал площадку и стал поджидать Марину, выбирая освобождающуюся веревку.
Граница тени, наконец, догнала путников, и теперь они двигались по залитому солнцем сияющему снежному склону. Самый крутой участок  снежника был пройден. Но Лом решил двигаться в прежнем порядке, оно и для схоженности неплохо, да и береженого, как говорится…. Лететь-то очень даже есть куда. Марина шла без видимого напряжения. Казалось все, что они делали на склоне, было ей знакомо и привычно отработано. Повезло с напарником, подумал Лом, только хорошо бы научиться высыпаться, без проблем.
Часа за три они поднялись на плато, откуда просматривался весь путь до вершины.
- Ну вот, пора искать  место для стоянки, сказал Лом, сматывая веревку в кольца, приняв Марину на очередной площадке.
- Пока погода есть можно дальше пройти, предложила Марина.
- Можно, конечно, согласился Лом, но на пещеру нам нужно часа три, а облачка уже неподалеку.
В подтверждение его слов к ним подплыло  облако, закрыв сразу и солнце, и вершину, откуда-то налетел ветерок, сразу стало промозгло, неуютно.
- Стоянка, так стоянка, согласилась Марина.
-  Где будем рыть?
- Сейчас облако унесет, оглядимся, давай пока допьем чай, ответил Лом, выливая остатки  из термоса и протягивая Марине.
Действительно туман через некоторое время рассеялся и Лом без рюкзака, но, не отвязывая веревки пошел подыскивать место для пещеры.
- На всякий случай присядь на ледоруб, крикнул он Марине – что-то мне тут снег не очень нравится и возьми страховку пожестче.
 - Хорошо, ответила Марина, и вогнала ледоруб  в снег по самый клювик, и взяла в руки веревку. Выбрав свободную длину. Теперь движения Лома она чувствовала руками, даже, когда  наплывало очередное облако, и Марина теряла его из виду.
Лом  петлял по леднику, временами тыкая ледорубом в снег. Он уходил все дальше и дальше. Наконец вся веревка,  которой они были связаны,  ушла из Марининых рук.
- Лом! Веревка кончилась! Крикнула Марина.
- Хорошо, я возвращаюсь, ответил Лом, выбирай.
- Лед близко, проблемно будет закопаться, сообщил он, подходя к Марине.
- Я пойду слева посмотрю поближе к ледопаду, не замерзла?
- Нет, пока.
- Достань пуховку, погода портится.
Приодев Марину, Лом отправился в сторону ледопада. Облака время от времени совсем скрывали Лома и Марина только руками через веревку чувствовала его движения. В такие моменты руки непроизвольно напрягались, и веревка медленнее ускользала во мглу. Наконец она остановилась, как показалось Марине надолго. Выбирай, услышала она голос Лома, и ярко зеленые с желтой нитью кольца стали собираться  у ее ног.
- Пойдем, я кажется, нашел подходящее местечко. Иди по следам, увидишь камень и надув около него. Я на всякий случай подстрахую отсюда. Тут метров тридцать, не больше.
Место действительно было подходящее. Кусок скальной стены, под которой они ходили траверсом, на пару метров возвышался над ледником. И возле этого скального гребешка, похожего на акулий плавник, только раздвоенный в верхней части намело целый снежный валик. В нем-то Лом и хотел выкопать их новое жилье.
Правда снег там был настолько плотный, что даже кошки почти не оставляли на нем следов, но все-таки это был именно снег, а не лед, который уж точно не проковырять. Как тут можно закопаться, подумала Марина, такой наст лопатой не пробить. Подошел Лом. Скинул рюкзак. Порывшись в нем, достал куртку и ножовку. Выбрав место, где снежный валик был повыше, Лом принялся выпиливать наст, формируя вход в пещеру. Марина помогала, оттаскивая снежные кирпичи, которые Лом выковыривал лопатой, в сторону.
Наст, плотный как бетон, кончился сантиметров через сорок. Дальше можно было копать лопатой. Лом углубился внутрь склона, и скоро уже и Марине  приходилось залезать внутрь, чтобы выгребать добытый Ломом снег. На постройку жилья у них ушло часа четыре с половиной. Зато теперь это был пятизвездочный номер люкс, в середине можно было даже стоять, разогнувшись, с двумя постелями по боковым стенам, столиком, и прочими удобствами. Покончив с  основным жилым помещением, чуть в стороне Лом выпилил нишу под туалет. Теперь удобства были все, разве что, кроме горячего душа.
Пока он копался на улице, Марина обустроила их жилище. Коврики и спальники лежали на местах, посуда, горелка и продукты рассортированы по снежным полочкам.  Марина разожгла горелку и поставила  котелок, в котором топила снег. Лом одобрительно осмотрел наведенный Мариной порядок. Стянул с ладоней мокрые от возни со снегом перчатки, протянул к горелке покрасневшие от холода пальцы. 
- Теперь и обед заработали, констатировал Лом.
- Сейчас все будет, ответила Марина, подбрасывая в котелок очередную порцию снега.
Настроение у Лома было  отличное. Быстро прошли самое крутое место маршрута, построили добротную пещеру, нога, которую с утра потянул, почти не беспокоила. Марина, показала себя хорошим партнером – спокойная, немногословная, несмотря на хрупкую внешность, физически крепкая, ну и так далее –  одним словом мечта поэта. При хорошей погоде они завтра смогут подняться на вершину и вернуться в пещеру. Лому стало чуточку грустновато, что их приключение может так быстро закончиться.
Марина уже натопила достаточно воды,  и теперь они ждали, когда котелок забулькает. Как-то сам собой возник разговор о смысле жизни, о вечных и приходящих ценностях, о религии, о вере, о жизненных приоритетах, в общем, коснулись всего, что составляет мировоззрение взрослого человека. Во многом их отношение к жизни совпадало.  В приоритетах Марина в отличие от Лома – поклонника наслаждений, держала  карьеру – видимо по молодости лет, а может быть, время сейчас такое настало – ничего бесплатно не положено, как это было в дни молодости Лома.
К спортивным достижениям  оба относились прохладно, но желание победить у Марины проглядывало сильнее, Лом уже перерос эти тщеславные, как он объявил иллюзии, и дальше  удовольствий идти не собирался.  «Вершина для меня уже не цель, а повод двигаться», декларировал он. Возможно, Лом несколько лукавил, но выглядел при этом совершенно искренне. Хотя Марина и усомнилась в полной откровенности такого его признания. Слишком серьезно и тщательно он готовился к восхождению. Хотя быть может, это уже его  жизненный опыт не давал поступать иначе. Некий, выработанный с годами стереотип поведения.
 Так продолжая неторопливое знакомство с обустройством внутреннего мира друг у друга, они поужинали, напились чаю, незаметно подступила ночь.  Лом поделился планами сходить на вершину завтра, при хорошей погоде, которую могло принести полнолуние. Решили выйти  часа в четыре утра, чтобы иметь запас по времени. Перед сном  вышли наружу, подышать, посмотреть на погоду.
На улице было тихо и темно. Пришедшие на плато облака присели отдохнуть, ограничив видимость до нескольких метров, и похоже никуда больше не торопились. Полная луна свою мощь так и не показала, звезд видно не было. Лом на всякий случай натянул перила от входа в пещеру до туалетной ниши. Ледопад рядом, а береженого, как известно…   С тем и отправились спать.
На этот раз каждый из них занимал самостоятельную кровать, но это не принесло Лому облегчения. Теперь он боролся с желанием протянуть руку и укрыть в своей ладони Маринины пальцы. Сам того, не замечая, Лом долго кряхтел и ворочался, прежде чем  усталость и сон, наконец, провалили упрямое сознание в небытие.  
На этот раз первой проснулась Марина. Когда Лом открыл глаза, синее пламя горелки  уже смотрелось в  подкопченное днище котелка. Марина кипятила воду, чтобы залить  ее в термос.
- Уже половина четвертого, я решила пока тебя не будить.
- А как на улице?
- Ясно.  Царит луна. Видно  горы. Слегка дует, но может быть это и лучше.
- Пойду, взгляну, сказал Лом, и выбрался из спальника.
         Погода действительно радовала. В ярком лунном свете четко проступали контуры окружающих гор. Их маршрут, проходящий вдоль торчащих из поло льда скал, был как на ладони. Купол вершины, четко очерченный на воне темного неба, призывно светился серебряно-голубоватым светом. «Да, отличная погода нужно идти», подумал Лом. Насмотревшись на ночную горную красоту, он вернулся в пещеру. Марина уже залила термос с курагой  горячей водой и собирала рюкзак к выходу.
Несмотря на вчерашние рассуждения, о малой значимости Горы, Лома охватил ажиотаж. Ему вдруг нестерпимо захотелось подняться на вершину. «Потянуло на подвиги», сам над собой съехидничал он. Но даже это не могло остановить нахлынувшее страстное, всепоглощающее желание. С ним была женщина, к которой он уже не был равнодушен, и  это обстоятельство меняло каноны, и стереотипы, еще вчера так уверенно озвученные, в качестве незыблемых  жизненных основ.  Лом завелся. Давно уже он не испытывал такого подъема. Был бы конем, из под копыт полетели бы искры. Тем не менее, Лому удалось сосредоточиться и справиться с этим выбросом адреналина.
Вставив в GPS свежие батарейки, прихватив пуховку, он навесив на обвязку все имеющиеся железо, еще разок окинул взглядом пещеру.
- Готова?
- Присядем, кивнула Марина.
Каждый на минуту сосредоточился на своих мыслях.
- Пора сказал Лом и полез наружу.
Вход в пещеру Лом прикрыл своим вторым рюкзаком. Морозная ясная ночь приняла путников в свои объятья. Гора, укутанная серебристым саваном, светилась на фоне черного неба.  Полная луна свесилась на край плато и как рампа подсвечивала снежную сцену, на которую вышли одинокие артисты. Какой спектакль приготовилась разыграть судьба  на этой сцене, оставалось только гадать.
Связались сразу у пещеры. Лом пошел вперед, выбирая дорогу. Луна хорошо подсвечивала рельеф, Лом даже не включил фонарик.
 – Тут вроде бы ровно, оставь несколько колец, и пошли одновременно, обернулся он к Марине.
 – Хорошо, ответила девушка, осторожнее там, видимо, почувствовав некоторую бесшабашность в движениях Лома, добавила она.   
А Лом уже рванул вперед. Шли практически налегке. Идти  по пологой части плато было приятно. Свежий снег прихватило морозцем, ноги  почти не проваливались. Лом двигался прямо по направлению к ребру, выводящему с плато на вершину. Он сразу взял довольно высокий темп, мотивируя его тем, что безопаснее пересекать плато пока верхняя корочка снега не оттаяла под солнечными лучами. 
Марина, какое то время держалась заданного Ломом  ритма, но силы были явно не равны.  Что бы не натягивать веревку ей пришлось ее постепенно протравливать. Запас колец  в ее руках у девушки быстро таял. Сначала она хотела покричать об этом Лому, но потом передумала, решив, что еще потерпит. Небо постепенно светлело, идти  становилось круче, а Лом все шел, и шел вперед, на перегонки с поднимающимся за Горой солнцем. Наконец Лом остановился на привал.
- Хороший темп взяли. Как идется? поинтересовался он, доставая термос и протягивая Марине горячий напиток.
- Тяжеловато, призналась Марина, но терпимо, торопливо добавила она.
- Хорошо, пойдем помедленнее, подытожил Лом, ты, говори, если что.
- Ладно.


    На мой взгляд, ссылки выложенные ниже
    достойны чтоб на них взгянуть.

             
                 
                                        
              



  В этом разделе Вы можете
  написать письмо хозяину сайта.


  
   Главная       Стихи       Проза       Фотографии        Дневники       Гостевая       Музыка