Эквадор
         Аляска
         Аляска понять
         Аргентина
         Мы по Африке
Эквадорские прогулки
Я вылетаю в Кито.
Все прошлое забыто.
Я вылетаю в Кито,
Забот оставив груз.
Загадочное Кито –
Дорога вдаль открыта,
В загадочное Кито
Никто не возит грусть.
Ну, почему же Кито,
На посошок разлито…
Ну, почему же в Кито,
Как сумасшедший рвусь?
А просто в этом Кито
Сокровище зарыто.
Сокровище открою
И возвращусь.
 
Двадцатичасовой перелет завершен. Пройдя простые  паспортно-таможенные формальности,  поулыбавшись и наговорив комплиментов  сеньоритам-пограничницам, и выхватив свой баул с багажной ленты, я  бодро направляюсь к выходу. В традиционной толпе встречающих безошибочно улыбаюсь  русоволосой женщине, у которой в руках, оказывается, табличка с моим именем. Привет Наташа! Здравствуй Кито! Выходим на улицу.  У машины нас поджидает Франклин – доктор медицины, кардиохирург. Он учился, защищался и лет 15 прожил в России, так что общаемся на русском языке. 
Несмотря на близость экватора, изнурительной жары нет. Высота 2800 дает живительную прохладу и комфортную температуру для жизни северных людей.  Видимо, ночью прошел дождь, и город выглядит умытым для торжественной встречи заморского гостя. Первым делом едем в гостиницу. Попутно меня знакомят с городскими достопримечательностями и поясняют некоторые особенности эквадорской жизни. Например, накануне закончилась коррида, самая крупная в Латинской Америке. Приурочена она была к празднованию дня города Кито.
В гостинице мне отводят большую комнату с тремя кроватями и прочими удобствами. Окна выходят во внутренний дворик, где растет дерево рододендрона с огромными белыми цветами и мандарин. Так что комната тихая и уютная. Заботливые Наташи и Франклин дают мне полчаса на сборы, после чего мы собираемся на экватор.  Я успеваю разбросать свои пожитки, принять душ, до того, как появляется Франклин. По указанию Наташи мы едем к ним домой попить чайку перед испытанием экватором.  Чаек получился по-русски с тушеной бараниной, местной самогонкой из сахарного тростника, даже с маринованными огурчиками. 
«Слегка перекусив», едем на север в музей солнца – место, которое индейцы задолго до французских геодезистов считали центром мира. Официальный монумент, построенный по данным этих самых геодезистов, находится метров на 300 в сторону юга.  Экскурсовод –  плотненькая молоденькая индианка в джинсе и бейсболке  рассказывает об индейской жизни, показывает предметы быта, одежды, культа обстановку жилища представителей разных племен живших на территории Эквадора.  Франклин и Наташа наперебой переводят экскурсовода.
Классную одежду носили индейские мужчины в джунглях – тонкий  шнурок из пальмового волокна, который подвязывал член к животу – простенько и стильно. Как я впоследствии убедился, для джунглей такой туалет весьма практичен.  Высокая влажность мгновенно делает любую одежду мокрой. Обходя экспозицию музея, подходим собственно к линии экватора. Достаю GPS и делаю контрольный замер, получается, пять нулей и 6-ка - неплохая точность.
    
  
  
Для убедительности проводим серию опытов с выливающейся водой: воронка,  закрученная по часовой стрелке в северном полушарии, воронка против часовой – в южном, вовсе без воронки – строго над экватором. Следующий эксперимент – установка сырого яйца  в вертикальном положении на гвоздь. Потом  хождение по прямой линии с закрытыми глазами, потом  повисание на моих руках прелестного экскурсовода, затем разрывание сжатых пальцев. Все это доказывает, что экватор не просто так, а особенное место на земле.
Убедившись, что вот он экватор, под ногами, и проверив время по солнечным часам, идем стрелять из «плевательного» ружья отравленными  ядом курары стрелами, заточенными с помощью зубов пираньи. Шагов с 10 поражаю лист кактуса.  Довольные, я – увиденным и испытанным, а мои сопровождающие – моим радостным видом, возвращаемся в Кито.
Теперь наш путь лежит в старый центр города. Франклин ловко катит на огромном джипе по узеньким крутым улочкам старого города, одновременно рассказывая и показывая главные достопримечательности. В самом центре возле президентской резиденции мы с Наташей отправляемся в пешую прогулку, а Франклин ищет, где поставить машину. На город спускается вечер. В 6 вечера уже темнеет. Разница во времени и бессонный перелет как-то разом наваливаются, и я прошу пощады.  Наташа говорит, что без чая у них дома никак нельзя, и поглядев на огни вечернего Кито от подножия статуи крылатой Девы Марии, держащей на цепи змея, едем  перекусить.
Проснулся я, что называется, ни свет, ни заря – часов в 5 по местному времени. Благо, комп. с собой, и проблемы занять себя не было. Около 8 подъехал Франклин, и мы отправились  к моим гостеприимным хозяевам.  Наташа уже накрывала традиционный Эквадорский завтрак всех времен и народов – яичница с чем пожелаете, чай кофе и прочее. После завтрака Франклин поехал в госпиталь на операцию, а я в компании  Наташи, ее младшего сына Эдгара, его подружек Пами и Габи   отправились на настоящую плантацию и не просто так, а принимать участие в официальных торжествах по случаю открытия школы для детей индейцев работников плантации.
            
 
На плантации я впервые в жизни попал на светский прием по всем правилам.  На лужайке под навесом  были расставлены столы в ожидании гостей и длинный стол, на который позже вынесут блюда. Рядом на отдельном столике стояли напитки.  Строго одетые официанты осведомлялись у вновь прибывших гостей, чем те желают промочить горло, и неусыпно следили за полнотой налитого стакана, или бокала, или бутылки. Несколько столов и кресел стояло под открытым небом.  Солидные мужчины, настоящие сеньоры, в темных очках и белых одеждах важно покуривали, расположившись в креслах, рядом скромно сидели сопровождающие их дамы в строгих платьях, по-местному сеньоры или сеньориты.
              Наша компания  легкомысленными одеждами несколько не вписывалась в этот слегка чопорный бомонд, но нам был оказан радушный прием.  Хозяйке и наиболее важным гостям мы были официально представлены. Я не сильно понимаю испанский, но, судя по обращенным в мою сторону лицам, я был чем-то инкогнито важным из загадочной России. По просьбе Наташи нам организовали экскурсию по плантации и  показали весь технологический цикл выращивания, подготовки и отправки роз в Россию. Бросилось в глаза большое количество ручной работы, которую выполняли индейцы. Наличие столовой, спортивных площадок, детского сада и вот теперь открытие школы, показывало о серьезных социальных заботах хозяйки – Тани родом из Швеции.
Церемония открытия включала детский концерт,  пару докладов о проблемах образования в Эквадоре и обед. Все прошло очень мило. Мне принесли гитару, и я спел гостям несколько песен, чем их весьма порадовал. В разгар обеда хлынул настоящий тропический ливень, и предусмотрительно возведенный навес сыграл свою роль. Отведав основных блюд и сославшись на плотный график визитов, мы отбыли. По дороге в Кито посетили  старинную усадьбу семьи, которой в прежние времена принадлежала вся долина.
Старинный дом, окруженный вековыми деревьями, темные аллеи, роскошный сад с фонтаном посреди внутреннего дворика, домовая кирха, задний двор с лошадьми и ламами – все это имело налет легкой запущенности, но не отталкивающей, а, наоборот, придающей некоторый шарм живой,  доступной старины.  Прикоснувшись к этой древности, вдохнув воздуха колониальной эпохи в роскошных комнатах, мы двинулись обратно в Кито.  
         Несколько следующих дней  мы  вдвоем с Франклином провели в путешествии на север страны. Пейзажи среднегорья сменяли друг дуга, погода была солнечная, и мы под рассказы Франклина о житье-бытье  весело мчались по панамериканскому шоссе. По дороге Франклин  периодически останавливался, покупал всякие экзотические фрукты, и я знакомился с новыми вкусами и названиями. Названий было так много, что я, конечно, всего не упомнил. Кроме фруктов, гастрономическая часть нашего вояжа включала  следующую обязательную программу – жаренный куй, красная свинина и эквадорское мороженное.
            Чтобы отведать настоящего жаренного куя, нам пришлось свернуть с трассы и около получаса катить по мощенной булыжником деревенской  дороге  в маленький городок в куевую харчевню. К моему удивлению, у харчевни было припарковано несколько автомобилей настоящих  ценителей куя.   Харчевня по форме напоминала традиционное индейское жилище. Все были местные жители. Туристов кроме меня среди них не было. Мне с первого раза, конечно же, трудно  оценить всю прелесть этого блюда. По вкусу напоминает курицу. Жарится до хрустящей корочки. Мясо – белое нежное, но его немного. Истинные знатоки и любители, как, например, Франклин, с наслаждением обсасывают и разгрызают все  золотистые прожаренные косточки. На гарнир подают салат,  два вида кукурузы – жаренная и пареная – и своеобразный  острый соус. В качестве  традиционного напитка – эквадорское пиво, неплохое светлое пиво классического вкуса. Хруст косточек на зубах знатоков скрадывается негромкой латиноамериканской музыкой. В общем, чистое, уютное, достаточно экзотичное местечко.
          Дальше нас ждал индейский город Отавало.  Вся  городская недвижимость выкуплена индейцами племени Отовало. Развернув по всему миру торговлю хлопчатобумажными и шерстяными домоткаными вещами, индейским семьям удалось сколотить значительный капитал и выкупить весь город. Мы попали в Отовало в рыночный день.  Вся центральная часть города превратилась в рынок.  Жители окрестных городов свезли  в Отовало свою продукцию.  Продавалось все: от сувениров, одежды и украшений до овощей, фруктов, мяса и зелени.  
 
   
 
                                  
Бросилось в глаза, с каким достоинством держатся продавцы. Они торгуются, уступают, но все выглядит исключительно как равное партнерство. За многими прилавками торгуют совсем молодые индианки, почти девочки, есть очень симпатичные.  Традиционная одежда индианок отовало – белая с вышивкой блузка,  темная юбка, черная шляпа, коса и золотые бусы на шее. Франклин пояснил, что чем больше ниток бус на шее, тем богаче их обладательница, тем выше ее социальный статус. Мужчины одеваются в белые блузки, белые штаны и белые босоножки. Волосы тоже заплетены в косу, на голове шляпа.
Побродив по рыночным улицам Отовало, едем дальше смотреть город резчиков по дереву. Тихий  городок, в каждом дворике что-то пилят, режут, строгают, раскрашивают, стоят готовые скульптуры индейцев в полный рост, целые библейские сцены застыли деревянными изваяниями.  У домов вывески, гласящие, что тут расположена мастерская художника NN, а дальше магазинчик художника-скульптора MM. Обходим  тихие магазинчики. У многих в задних комнатах мастерские. При нашем появлении хозяева отрываются от резцов  и доброжелательно приветствуют.   
С интересом рассматриваю поделки. Очень много религиозных мотивов, деталей иконостасов, прочей церковной атрибутики. Франклин поясняет, что работают под конкретные заказы. Очень много однотипных, даже просто одинаковых сюжетов. Несколько работ  кажутся мне замечательными. Но и цены на них достойны.  Франклин уточняет: оказывается, эти работы – призеры мировых выставок. Да, со вкусом у нас все в порядке.
Едем дальше на север в сторону границы с Колумбией.  Пейзаж становится более пустынным, появляются кактусы, которые теснят поля сахарного тростника. Франклин рассказал, что всего несколько лет назад здесь была пустыня. Один чудак купил эти земли и начал разводить сахарный тростник. Пустыня постепенно отступила, а он разбогател. Останавливаемся возле живописного  кактусового куста. Пока я фотографирую, Франклин  собирает кактусовые плоды. Попробуем еще одну экзотику.  Небо быстро темнеет, и вот первые капли дождя уже смачно стучат по лобовому стеклу и крыше машины. Пора возвращаться.
Ночевать мы будем в старинном особняке. Его владелец, хозяин окрестных земель, сдает часть комнат в качестве гостиничных номеров. Сам он – фанат лошадей. И сейчас на каких-то соревнованиях. У него внушительная конюшня, есть очень дорогие лошади. Завтра из его конюшни нам выделят скакунов для верховой прогулки в горы. По дороге на гасиенду заезжаем в небольшой городок – родину эквадорского мороженого. Это блюдо готовится старательным перемешиванием свежевыжатого сока со льдом до загустения сока. Считается, что самое правильное мороженое готовят именно в этом городке.
Отыскав правильное кафе и отведав несколько сортов этого вкуснейшего блюда, отправляемся на ночлег. На крыльце гасиенды нас встречает управляющий – молодой негр.  Сопровождает нас в комнаты, распоряжается багажом, осведомляется насчет ужина и предлагает отведать местной самогонки. Не очень крепкий напиток, похоже, разбавляют, со специфическим ни на что не похожим ароматом. Отведав этого зелья, заваливаюсь спать. Приведения ночью не беспокоят, а шум дождя  легко заменяет колыбельную песню.
 
    
      
     Проснувшись, как всегда, ни свет, ни заря,   дожидаюсь рассвета и иду осматривать окрестности. Традиционный внутренний дворик с фонтаном, пальмами и цветами дополняется площадкой для выездки лошадей, конюшнями, прудом с мостиком. В пруду сквозь зелень воды видны красные рыбы. Пальмы образуют  тенистые аллеи. Газоны утыканы  экзотическими цветами. Гасиенда стоит как бы на возвышении и отделена от окружающих полей обрывистым берегом и говорливой  речкой. Чуть поодаль за полями проступают сквозь легкую дымку горы. Хочется встать на краю обрывистого берега, вздохнуть поглубже и взмыть над всеми этими полями и горами, оглядеть сверху всю эту красоту и замереть, боясь нарушить покой этой чудной гармонии света и тени.
 Погруженный в эти грезы, я не сразу заметил, что меня зовет Франклин. В каминном зале нам уже приготовили завтрак. Перекусив, мы отправляемся на верховую прогулку. Сначала наш путь лежит среди полей кукурузы, овса, помидоров, что растут на деревьях, и делянок клубники. Потом поля становятся все меньше, их сменяет молодой эвкалиптовый лес, затем и вовсе остаются одни кусты. Мы оставляем лошадей и идем дальше пешком. Для акклиматизации я хочу забраться повыше. Франклин вызвался посторожить лошадей, а мы с гидом топаем пешком по тропке. Иногда она круто забирает  вверх по склону, иногда к нему прижимается, набирая высоту плавно. Поднявшись до  3500 м, мы возвращаемся. Отдохнувшие лошади, чувствуя дорогу домой,  идут легко.  Пара часов – и мы уже наслаждаемся прохладным свежевыжатым соком в гасиенде.
До Кито мы в этот вечер так и не добрались, а заехали переночевать на виллу Боливара, дяди Франклина.  Вилла расположена в стороне от города на склоне горы. Как и положено вилле, там есть бассейн, с десяток лимонных мандаринных, авокадных и прочих деревьев, волейбольная площадка, теннисный корт и небольшое футбольное поле. Порядок на вилле поддерживают охранник, садовник и служанка.  Из хозяев виллы дома был только   сын Боливара Напито.  Двухметровый парень 17 лет. У него как раз завершалось очередное полугодие в школе, и ему было не до нас.
На следующий день у меня  состоялась поездка к горячим источникам. Ездили вдвоем с Эдгаром. У остальных членов семьи были какие-то неотложные дела, даже Пами и Габи погрузились в заботы.  Но это не помешало нам восхитительно провести время. Само по себе место, где расположены источники, очень красивое. Сначала по шоссе, потом по грунтовой дороге забираешься в горы, потом сворачиваешь в живописное ущелье и поднимаешься вдоль реки, постоянно натыкаясь на таблички о необходимости держать воду в чистоте. Эдгар пояснил, что наверху в ущелье есть озера, из которых доставляют пресную воду в Кито.
 
    
           
                               
Весь комплекс удовольствий включает гостиницу, ванны с проточной горячей и холодной водой, раздевалки, бар, живописную тропинку вдоль речки выше источников, несколько ресторанчиков и стоянку для автомашин. Если есть желание, можно подняться выше к тем самым озерам, что питают пресной водой Кито. Мы с Эдгаром именно это и сделали. И прежде чем отдать тела расслабляющим струям горячей воды, поднялись вверх по дороге до красивых озер, расположенных на высоте 3800 м, в которых, как оказалось, живет форель. Разогревшись прогулкой, налюбовавшись  горными красотами, мы принялись старательно  расслабляться  в горячих ваннах и закаляться в холодных. Вдоволь накупавшись, мы пообедали в одном из ресторанчиков и отправились в обратный путь в Кито.
 Следующим пунктом моей программы был рафтинг. Сплав на резиновой лодке по горной реке через пороги 4-й категории сложности. Для участия в этом мероприятии собралась целая интернациональная команда. Две семейные пары из Израиля, могучая девчонка из Новой Зеландии и я, не считая двух гидов и четверых каякеров, которые нас сопровождали. С утра заладил проливной дождь. Участок реки, пригодный для сплава, был в зоне джунглей на высоте около 1000 м, поэтому дождь был теплый и особенно не мешал. Разве что фото и видеосъемку пришлось отложить.
Нас покормили завтраком, одели в гидрокостюмы и спасжилеты, на  головы водрузили каски. Старший гид провел подробный инструктаж на берегу. После этого гиды в лодке начали тренировать нас разным приемам управления рафтом и поведения в нем сначала на спокойной воде. Река по мере сплава усложнялась, несмотря на довольно низкую воду, один порог был достаточно сложным. Его удалось пройти без потерь. В более простых местах гиды специально кувыркали рафт, добавляя экспрессии и адреналина клиентам. В завершение нашего похода нас покормили салатиками и фруктами и развезли по гостиницам.
 
     
 
 
Следующие два дня в компании Наташи, Эдгара, Пами и Габи мы путешествовали по окрестным водопадам. Кроме собственно красоты падающих отвесно струй воды среди вечнозеленого моря джунглей, кроме купания в струях чистейшей воды, самое неповторимое ощущение я испытал, стоя спиной  к скале, лицом к водопаду. Что-то  колдовское было в этих бесконечно  летящих и шепчущих о чем-то кружевных струях воды, преобразующих весь окружающий мир  как волшебное стекло. В этом пронизанном  невидимыми капельками воды воздухе иначе воспринимались звуки, по-другому выглядели краски и очертания находящихся по другую сторону водопада людей,  деревьев, берегов и даже самой воды. Все это так завораживало, что требовалось немалое усилие, чтобы оторваться от этого чудесного мира.    
А меня уже ждали горы.  Эквадорские вулканы Пасачоа, Пичинча, Котопакси и Чимборасо – следующие цели моего путешествия.  Для восхождения на горы Наташа позаботилась о том, чтобы меня сопровождал опытный гид Хулио в компании немца Курта. Пару раз нам составлял компанию  бразилец Роналдо.  Первые два вулкана – относительно простые. Восхождение на них представляет собой пешую прогулку примерно на 4-5 часов. На Пасачоа подъем по крутым травянистым склонам в верхней части участок тропы проходит через  застывшую магму, не покрытую растительностью. Этакая пупырчатая   наклонная  скала.  На Пичинче скалы вверху поинтереснее. В одном месте приходится проходить по довольно узкому,  почти горизонтальному скальному гребню и карабкаться  на вертикальную 10-метровую стенку, правда, имеющую достаточно хороших зацепок для рук и  для  ног.      
Котопакси и Чимборасо будут посложнее и повыше. Вершины и у той, и у другой покрыты льдом и снегом. Склоны местами достаточно крутые, и есть, куда лететь. Ходят на них в связках с ледорубами и в кошках. Более посещаемая гора Котопакси –  пирамида правильной конической формы на 5800 м поднимается над равниной, гордо неся свою белоснежную шапку. Чимборасу – самый высокий вулкан в Эквадоре – 6320 м. Это тоже отдельно стоящая посреди равнины пирамида с несколько скошенной вершиной. Восхождения  на обе вершины начинаются ночью. Альпинисты ночуют в приюте на высоте около 5000 м и около полуночи выходят на маршрут.
 Весь вечер и ночь перед восхождением на Котопакси меня «колбасило». Первый раз за несколько последних лет у меня на высоте заболела голова, да так, что не помогали проверенные дыхательные упражнения и прочие приемы расслабления. Пришлось пить таблетки, но и они почему-то не принесли желаемого облегчения. Честно говоря, для меня  это было странно. По похожей схеме примерно на тех же высотах я проходил акклиматизацию этим  летом на Тянь-Шане, но ничего подобного там не было, я чувствовал себя отлично.
Среди ночи мы поднялись, легко позавтракали, не спеша, собрались и двинулись вверх. Учитывая свое плохое состояние, я не стал брать фототехнику, ограничился только видеокамерой. Первый отрезок пути тропа идет с небольшим уклоном.  Впереди мелькали цепочки светлячков. Это вышедшие раньше нас группы двигались вверх.  Темп движения задавал Хулио. Я шел последним. Минут через 15 мы подошли к краю ледника. Здесь следовало связаться и надеть кошки, что мы и сделали. С началом движения я почувствовал себя несколько лучше, но головная боль все не отступала. Вскоре после начала ледника склон стал круче.
 
 
 
                                           
Хулио по-прежнему задавал небыстрый темп движения. Несмотря на головную боль, я без особого труда его выдерживал. Концентрируясь на частоте своего дыхания, и подлаживая его под ритм шагов, мне удавалось  на какое-то время «уходить» от головной боли. Но заставить эту дрель в висках  вовсе замолкнуть мне так и не удавалось. Постепенно мы стали догонять и опережать некоторые вышедшие раньше нас группы. Мы шли, почти  не останавливаясь.
Ночь  в пору новолуния была ясная.  Подъем становился все круче. Фонарики, ушедших вперед сливались со звездами на небе.  За спиной далеко внизу светились  городские огни, сливаясь в одно большое светящиеся пятно. Поднялся ветер. Монотонные движения скрадывали ощущение времени. Равномерное глубокое дыхание, мышечная активность, тишина, нарушаемая только скрипом снега под башмаками, и фантастические  ночные пейзажи  отвлекли меня настолько, что перестала болеть голова.
После очередного крутого участка мы остановились передохнуть. Отдыхали стоя, просто глубоко подышали, пожевали сухофруктов с орехами и двинулись дальше. Незаметно пролетели несколько часов.  Небо  посветлело, четче проступили контуры горы. Вершина нависла прямо над  нами снежным куполом. Слева чернеет отвесная скальная стена, упирающаяся своим основанием в ледопад, сверху прикрытая снежным карнизом. Обходим ее справа  траверсом по пологой дуге мимо вздыбленной ледяной глыбы на краю ледопада.  Дышать становится труднее. Хулио снизил темп, идем совсем медленно.  Впереди крутой предвершинный взлет.  Уже почти светло. Рассеянный свет сглаживает краски, разрешая  только темно синюю палитру.
Мы почти на вершине.  Остаются считанные метры крутого подъема. Солнце наконец взмывает над горизонтом,  и снег нестерпимо режет глаза миллионами ярких фонариков. Натягиваем  темные очки. На вершине на нас набрасывается бешеный ветер. Тут небо, и он полноправный хозяин. Поздравляем друг друга с вершиной. Фотографируем открывшиеся дали, соседние вулканы, друг друга, кратер Котопакси. На купол поднимается следующая за нами связка. Молодой парень, француз без сил валится на снег, но он на вершине, хотя блаженства в его лице не заметно.  Ничего, дальше только вниз.
Перед спуском перевязываемся. Теперь я иду первым, за мной Курт, замыкает Хулио. Во всю светит солнце. Но уже потянулись отары курчавых облаков, которые готовы спрятать от наших взоров  долины и соседние вулканы. Спускаемся не торопясь. Курт жалуется на колени, быстро идти не может. Зато есть время наглядеться на окрестные красоты. Доходим до края ледника. Развязываемся, снимаем кошки, и каждый сам по себе бежим к приюту. Хулио поджидает поотставшего Курта, а я мчусь во всю прыть до самой двери. Время всего 8 утра. Решаем пару часиков вздремнуть. На сегодня активная программа закончена. Вечером переезжаем в город Баньос, расположенный у подножия действующего вулкана.  
Аккуратненький городок, в котором полно туристов с велосипедами, каяками и автомобилями. Ночью в ясную погоду с соседнего склона видно, как из вулкана над городом изливается магма. Селимся в уютную гостиницу с внутренним двориком, полным цветов и прилетающих рано утром колибри. Здесь у нас день отдыха перед Чимборасо.  Днем осматриваем живописные окрестности – водопады, каньон, бродим по городу, наблюдая местную жизнь и подготовку к празднованию рождества. Вечером едем на соседнюю гору, но облака слишком низко, и огненный вулкан мы  так и не увидели.
Утром собираемся и едем в сторону Чимборасо, по пути захватываем Роналдо. Теперь у нас две связки. С утра идет дождь, небо затянуто серой простоквашей. Вершины Чимборасо не видно. Облака начинаются почти от границы снега. В верхней части дорога к нижнему приюту в снегу. В приюте кроме нас только одна группа 5 французов трое молодых двое пожилых.  С ними трое эквадорских гидов. Похоже, какая то команда тренируется.  Переодеваемся и топаем в верхний приют. Он на 200м выше. Французы идут туда же. Хулио исчезает на кухне, и скоро перед  нами появляется суп-пюре, а затем жаренная форель – ресторан на 5000 м.
Снег валит, не переставая, видимости почти нет. Снег мокрый. Поднимаюсь вверх по склону, засекая по GPS направление. Следов почти не видно. Ветра нет, и все звуки, даже скрип снега под ногами, поглощает вязкая влажная тишина. Склон, на который я поднялся, дальше чернеет обрывом. Стою несколько минут на краю, потом  поворачиваю обратно. Спать не хочется, самочувствие отличное. Катаю комки и леплю снежную бабу. Призываю гидов молиться за погоду. Пьем чай и расходимся спать.
Штатное время выхода  на гору – не позже 12 ночи.  Поднимаемся, смотрим погоду. Вершина закрыта, с крыши капает. Гиды говорят, что идти опасно, много снега, могут быть лавины. Поднимаюсь вверх –  в сторону своих следов. Все замело, снег мокрый, тяжелый. Возможно, гиды правы, хотя снизу, вроде, светлеет и утром, может быть, прояснится. Походив,  еще раз посмотрев вокруг, решаю идти досыпать. Гора подождет.
 
 
                                         
Утром, действительно, показывается солнце, но ненадолго. Гора являет нам свою белоснежную красоту и снова скрывается за вуалью облаков. Запасные дни на случай непогоды у нас не запланированы, поэтому мы собираемся  и уходим вниз.  Дизельный джип Хулио для приличия покапризничал, но завелся, и мы уже катим по заснеженному серпантину в долину. По дороге встречаем диких лам, которые облюбовали склоны Чимборасу под свои пастбища. Вот и завершилась горная часть моего путешествия. Завтра я вылетаю в джунгли Амазонии. 
Восточная часть Эквадора занята амазонскими джунглями. Я направляюсь на один из притоков Амазонки – Рио Негро.  Место, где мне предстоит знакомиться с джунглями, называется Сачалодж. Путешествие начинается с  получасового перелета от Кито до города Кока.  С утра небо продолжает хмуриться, но дождя нет, и погода вроде бы летная. Организовано все замечательно. По сути это чартерный рейс, на котором вся группа пассажиров отправляется на экскурсию в  Сачалодж.  В группе – одни иностранцы, многие с детьми.  «Полетные» формальности сведены до минимума,  у меня, например, даже паспорт не спросили.
По прилету в Коку нас встречают сразу несколько гидов,  помогают с багажом и погрузкой в экзотический автобус, который после десятиминутной поездки через город останавливается  около пристани. Накрапывает мелкий теплый дождь.  Нас проводят на веранду, где приготовлены закуски – бутерброды, фрукты, чай кофе, соки. Пока мы перекусываем,  гиды пакуют багаж в непромокаемые мешки и грузят в лодки.
 Перед погрузкой в лодки всем выдают спасательные жилеты.  Лодки длинные, похожие на пироги, но с мотором, крытые тентом. Сажусь в лодку с багажом, и мы отправляемся вниз по течению. Небо чуть-чуть  просветлело, но  дождь продолжает накрапывать. Нам выдают накидки от дождя.  Монотонно поет мотор, и наша  лодка скользит по  буроватой воде Рио Негро. Течение реки  быстрое, и ширина приличная – около километра. Вода не очень высокая, это видно по следам на берегах. На реке много мелей и притопленных деревьев, поэтому один из проводников сидит на носу и изредка командует, куда лучше направить лодку.   
Кроме нескольких лодок, похожих на нашу, встречаем и более крупные суда с грузом фруктов. Проезжаем несколько  серьезных паромных переправ для больших грузовиков. На берегах виды постройки индейских поселений. В воде купаются детишки, демонстрируя нам свое умение нырять. В просветы между деревьями видны банановые плантации. Наконец  мы  причаливаем к берегу. Дождь  прекращается. Выглядывает солнце. На берегу бунгало с туалетом.  Дальше вдоль берега идет тропа. Лес встречает громким стрекотом цикад и  перекличкой неведомых птиц.
  В тени деревьев идем по тропе сначала вдоль берега, затем тропа поворачивает вглубь леса. Через несколько сотен метров попадаем в заболоченную местность. Тропа упирается в мостки, по которым мы выходим к причалу каное. Грузимся в коное, управляемое двумя гидами, и узкой протокой выплываем в озеро. На другом берегу озера пристань, куда мы и направляемся. Чуть в глубине леса видно строение с традиционной пальмовой крышей. Нам помогают вылезти из каное  и приглашают в это здание. На первом этаже столовая, на втором – бар. В баре нас приглашают разместиться, предлагают сок и просят дождаться остальных вновь прибывших.
Когда собираются все вновь прибывшие, один из гидов  сначала устраивает перекличку-знакомство, потом объясняет правила  безопасности и поведения  в этих местах. В озере пираньи и кайманы, в лесу пауки, скорпионы и змеи, в баре алкоголь.  Расчет за пользование баром в последнюю ночь, так что про деньги на время можно забыть. Каждому выдают ключик и замочек от сейфа и листочек с номером бунгало. После чего гид  провожает каждого до его домика. Между всеми строениями поселка проложены деревянные эстакады. Топаю за гидом по этой деревянной мостовой, запоминая дорогу.
Бунгало, в котором мне предстоит жить, находится на самом краю поселка – за окнами  дикие джунгли. Домик построен в индейском стиле – деревянный на сваях с  открытой верандой под пальмовой крышей. В комнате  две кровати, тумбочки, ниша для одежды, сейф, зеркало.  В соседней комнате  душ, умывальник и туалет. На веранде гамак.  Под одной крышей два бунгало. Мои соседи – пожилые американцы. Побросав свой нехитрый скарб, спешу в джунгли.     
  Эстакада кончается почти сразу за моим домом, дальше идет тропинка. Шагаю по ней и буквально через минуту попадаю под сень влажного дождевого леса. Здесь почти темно. За каждый сантиметр светлого места растения ведут нешуточную борьбу, устремляясь как можно выше. Голые, покрытые мхом стволы гигантов, свисающие, откуда-то сверху, похожие на тела змей лианы, иногда сплетающиеся в причудливые иероглифы. Травы практически нет, земля усыпана гниющими листьями,  лепестками цветов, какими-то плодами и ветками. Мрачноватое зрелище. Если прибавить кровожадных пауков, змей и скорпионов, то впору бежать отсюда сломя голову. Ужаса добавляют резкие звуки, которые издает  этот лес.
 
 
 
                     
                 
 Но любопытство сильнее страха, и я иду  дальше. Тропа, похоже,  специально расчищена,  видны свежие следы сапог. Поднимается нешуточный ветер, и вокруг начинает трещать. Сверху сыплются ветки, листья. Некоторые довольно крупные и шуму создают изрядно. Тем временем темнеет, и снова начинает накрапывать дождь. Мокнуть, несмотря на то что он теплый, неохота. Из одежды у меня только та, что на мне, плюс запасная праздничная футболка. Разворачиваюсь и иду обратно.  И вовремя. Дождь пошел настоящий – тропический ливень.  До объявленного времени сбора еще есть время.  Иду на веранду, забираюсь в гамак, чуть раскачиваюсь  и погружаюсь в совершенно восхитительное состояние. Шум падающей воды, голос цикад, плавное движение моего расслабленного тела в гамаке…  Глаза сами закрываются в блаженстве.
Подробнее



    На мой взгляд, ссылки выложенные ниже
    достойны чтоб на них взгянуть.

             
                 
                                        
              



  В этом разделе Вы можете
  написать письмо хозяину сайта.


  
   Главная       Стихи       Проза       Фотографии        Дневники       Гостевая       Музыка